Rave.by

Триангуляция: Scuba и его три облика15.04.2010

TriangulationВ то время, как большинство продюсеров, заработавших имя на ниве дабстепа, только раздумывают о записи полноценного албома, Пол Роуз (Paul Rose) – АКА Scuba уже записал свой второй альбом – “Triangulation”.

С начала 2008-го, когда его первенец “A Mutual Antipathy” закрепил зарождавшиеся связи между дабстепом и техно, Пол успел проделать внушительный творческий путь. В последние несколько лет очень популярны разговоры на тему кроссовера дабстепа и техно, и не в последнюю очередь благодаря Полу, который сумел показать, сколько общего у этих стилей и насколько тонка грань, разделяющая их. Грамматика может и разная, но язык, определенно, один.

Перебравшись в 2007-м из Лондона в Берлин, Пол сдружился с диджеями и продюсерами, работавшими в Hardwax, которые, как оказалось, были большими фанами дабстепа, после чего он пришел к организации крупнейших в Германии дабстеп вечеринок Sub:Stance, проходящих в цитадели берлинского техно – клубе Berghain. И он же является главным резидентом этих вечеринок. И, чтобы подвести своего рода итоги, совсем недавно на лейбле Ostgut Ton вышла его первая официальная компиляция под названием “Sub:Stance 01”, целью которой является попытка передать саунд и эстетику этих вечеринок.

Как продюсер, Scuba продолжает расширять свою звуковую палитру и оттачивать мастерство. Его новый альбом “Triangulation” исследует не только широту темпов и стилей, но и пытается охватить, помимо привычного дабстепа и техно, еще неспешный хаус или тормозной минималистичный драм-н-бейс, который проповедуют музыканты вроде Instra:mental, dBridge или Spectrasoul. Но главное достоинство альбома - это его целостность, монолитность общей картины, которая должна стать для многих слушателей экскурсией в незнакомые ритмические дали. И было бы огромным упущением не поговорить об этом с самим Полом.

Роуз основал лейбл Hotflush в 2003-м и он потихоньку начал захватывать мир стабильно качественным потоком басовой музыки - как своей собственной, так и людей вроде Distance, Luke Envoy, Toasty, Benga and Slaughter Mob. Прошлый год выдался особенно удачным, но из всего потока событий стоит выделить два особенно мощных хода – подписание для лейбла дуэта Mount Kimbie и выпуск пластинки Джоя Орбисона “Hyph Mngo”, которая буквально захватила мир, став навязчивой идеей многих меломанов.

2010-й для этого веселого молодого человека обещает стать очень успешным, полным дел, годом. Между выпуском альбома “Triangulation” и микса “Sub:Stance” в свет вышла пластинка, выпущенная под его вторым альтер эго - SCB, которая раскрывает слушателю любовь Роуза к техно. Затем грядут вечеринки в Берхайне и разъезды с гастролями по всему миру. Одним словом, очень непростой график.

Итак, представляем вашему вниманию интервью с Полом:

Начнем с главного: как ты пришел к музыке? В частности клубной музыке?
В раннем возрасте я, как и многие мои сверстники, играл в разных группах – лабал в основном на гитаре и клавишных. Больше удовольствия мне приносила игра на гитаре, но уже в таком раннем возрасте меня посещали мысли, что создавать свою музыку гораздо интереснее, чем играть чужую... Так что к тому времени я наигрался в группах, заработал, как и большинство людей, не совсем удачный опыт (смеется) и, я думаю, потихоньку стал приближаться к электронной музыке по стандартному маршруту – начал посещать клубы, пытался играть, и постепенно нашел себя в музыке.
Первым, что меня действительно заинтересовало, было техно, а позже, когда я был тинейджером, меня захватил джангл и, в последствии, герридж. Когда я впервые попробовал играть на публике, я находился в стадии джангла, и потом, когда я перешел к герриджу, я как будто застрял в нем и постепенно это пришло к тому, чем я занимаюсь сейчас. И это было очень органично, правда.

Ты ведь родом из Лондона?
Да, из Лондона, я вырос возле Феснберийского парка, правда потом на три года я уехал учиться в Бристоль.

А проведенное там время случайно не совпало с твоим боевым крещением джанглом?
Нет, в то время я уже был в герридже. Мм, я поехал туда в 98... боже, сколько времени прошло! (смеется) Герридж был уже довольно популярен в Лондоне, но эпидемия еще не перекинулась на другие города. Именно тогда началась история Hotflush - с вечеринок в Бристоле. Мы играли джангл на главном танцполе, а герридж на малом, думаю, многие большие вещи начинаются именно с малого. Параллельно герриджу я очень долго увлекался джанглом и в моих глазах он стал полным дерьмом где-то году в 2005-м - 2006-м... хотя нет, возможно еще раньше, где-то в 2004-м.

Когда ты жил в Бристоле, был ли ты знаком с людьми вроде Пинча или парней из Vex’d?
Забавно, но когда я там жил, то с Пинчем мы не были знакомы, хотя он жил совсем рядом... правда позже я узнал, что Том (Peverelist) ходил на ранние вечеринки Hotflush, так что может мы там случайно и пересекались.
По-настоящему дабстеп начал формироваться не в 2000-м, как принято считать. В 2001-м после учебы я вернулся в Лондон и немедленно загорелся сделать собственное шоу на пиратской станции или что-то в этом духе. И где-то в это же время стартовали вечеринки FWD, в этой их первой инкарнации они проходили в Вест Энде и, по большей части, были сконцентрированы на гибридном сплаве брейкбита и герриджа, вроде саунда DJ Zinc’a. Тогда подобный саунд был преобладающим - такой себе брекбит-герридж... очень клевый звук! Я думаю, там еще были Zed Bias, El-B и тому подобная музыка, и это была очень крутая штука.
Попав туда однажды, я стал ходить туда каждый месяц в течении четырех лет. За это время это маленькое сообщество начало разрастаться и со временем они перебрались в Plastic People, где проходят и по сей день. На секундочку, это были пара человек, которые делали музыку в своих комнатах... я имею ввиду, несколько человек, связанные со становлением герриджа, такие как Hatcha, а он уже тогда играл очень прилично и был одним из тех, кто стоял у истоков FWD, и очевидно, Benga и Skream, и все те товарищи, бывшие с ними. Но помимо них там было много людей, которые не имели никакой связи со становлением и для них это было просто небольшое место для ежемесячных встреч. И параллельно разрастанию этого сообщества музыка постепенно превращалась в дабстеп.

Когда ты впервые взялся за продакшн?
По-настоящему я не занимался продакшном где-то до 2002-го, но кода я говорю ‘по-настоящему’ я имею ввиду, что до этого времени я просто возился в комнате со своим скудным инструментарием. А ‘по-настоящему’ занялся продакшном где-то с 2003-го или 2004-го года.
У меня с моим другом, с которым мы диджеили в Бристоле, была навязчивая идея сделать свой лейбл. Наверное, она появилась, еще когда мы впервые стали за вертушки. И мы постоянно носились с этой идеей и продакшн для меня был штукой второстепенной, но даже если я был целиком поглощен этой идеей, это все равно была одна из тех сложных штук, которые, когда ты не имеешь всех гребаных ключей... продвигается слишком медленно (смеется). Отсутствие “гребаного ключа” было применимо и к нашей идее с лейблом, но мы просто наштамповали имевшиеся в наличии записи и выпустили первый релиз. Это был 2003-й год.

И откуда взялся материал для первого релиза Hotflush?
Самым первым была одна из моих ранних работ (пластинка Роуза Red Hot/Motion, выпущенная под псевдонимом Spectr). Вторым был Distance. В принципе тогда у нас выпускались наши друзья – люди, с которыми мы встретились на FWD или еще в каком подобном месте. Люди, мыслящие подобным образом, которые хотели делать похожие вещи, но не знали всех тонкостей этой инфраструктуры или нужных людей. Можно сказать, что тогда это была затея в стиле “сделай сам”.

Изменился ли способ управления лейблом за эти годы?
Все наши принципы, которым мы следовали изначально, актуальны и поныне: Hotflush - это в первую очередь платформа для музыки, которая в ином случае не будет услышана. Я знаю, что сейчас это звучит глуповато, потому как сейчас все это выглядит намного масштабнее, но возвращаясь к тем ранним денькам – в 2003-м и 2004-м, мы просто игрались, ставили дабплейты с никогда не издававшейся музыкой и незнакомые люди подходили к нам и спрашивали, типа “вау, что это за музыка?”. И если бы мы не занимались этим и не вкладывали в эту затею душу, то эти записи никогда не увидели бы свет. Мы просто хотели сделать своего рода платформу и делать что-то с нуля.
После четырех лет битья головой об стену порой в голову приходили мысли, что это ни к чему не приведет, однако люди продолжают этим заниматься не смотря ни на что. Однако порой все еще встречаются люди, которые на вечеринке могут подойти и проорать тебе на ухо, дескать: “Что это за гребаный шум?!” и это меня сильно удивляет. Лейбл всегда отнимал кучу времени, но приносил только моральное удовлетворение. И если вы не ставите цель много заработать, то лейбл - это простейший способ потратить неопределенное количество времени и получить за это смехотворные деньги.

Согласен, времена небольших независимых лейблов, которые способны зарабатывать, давно прошли.
Конечно, если ты говоришь о пристойном заработке, то да, этого уже нет. Но подобные мысли меня удручают, типа сколько я заработал сейчас и сколько мог бы заработать, допустим, в середине 90-х.

Но вы ведь не можете этого проверить, так какой смысл в подобных раздумьях?
Сейчас это правда всей музыкальной индустрии – артист зарабатывает больше денег на живых выступлениях, чем на продаже пластинок, и так происходит у всех от мало до велика. Так что да, лейбл никогда не был способом заработать (смеется).

Несомненно большой удачей для лейбла стало подписание Джоя Орбисона (Joy Orbison) и Mount Kimbie. Можешь рассказать, как ты к этому пришел?
Доминик (из Mount Kimbie) в течении нескольких лет упорно присылал мне их треки. Поначалу они звучали не очень, но со временем саунд улучшался, а упорство и желание, с которым они работали, ничуть не угасало, и это привлекло мое внимание, ты знаешь, я думал, “ладно, ты не сможешь присылать подобный материал каждый день”. Это был долгий процесс, они слали мне вещи, которые становились все лучше и лучше. Саунд, который у них в итоге получился, они вырабатывали довольно долго и, когда они прислали мне “Maybes”, я очень обрадовался, это звучало действительно круто и я решил ее выпустить, даже если никто не будет ее играть. Как я говорил раньше, зарабатывание денег никогда не было приоритетным для меня и я подумал про себя, если эта пластинка будет продаваться – то хорошо, если нет - то черт с ним. И лично для меня это был приятный сюрприз, что ее так быстро раскупили и что она многим нравится.
Сейчас они работают над альбомом, который, я надеюсь, выйдет в мае. Они совершенно уверены в том, что они делают и как они это делают, и я думаю, это будет отличный альбом.
А с Джоем все было более привычно. Это какая-то противоположность Mount Kimbie, потому что я не думаю, что он писал треки так долго, как они, но он все выходит и выходит с новыми крутыми записями.

Paul RoseПо какой причине ты переехал в Берлин – личной или музыкальной?
В принципе и по той, и по другой. Я переехал сюда в 2007-м. В Берлине более подходящая сцена для тех вещей, которые я хочу делать. Так что я много размышлял и пришел к тому, что да, я могу сделать это, ведь проживая в Лондоне я всегда хотел перебраться куда нибудь в другое место и я подумал “черт подери, ведь это отличная возможность!”
До этого я пару раз играл в Берлине, так что я знал там некоторых людей. И Джейми из Vex’d как раз переехал туда, так что я пораспрашивал у него о городе, после чего положил вещи в багажник своей машины и просто поехал туда. Много людей говорят, что это типа большое дело переезжать куда-то, но я не чувствовал себя героем. Когда у тебя нет работы, ты не испытываешь давления и окружающие вещи кажутся проще.

Дал ли непосредственно берлинский саунд толчок твоему творчеству?
Когда я только переехал, то записал только половину материала для альбома, так что первые несколько месяцев я просто сидел тут (в Берлине) и пытался его закончить. И в то время у меня не было связи с городом. А вот когда я закончил запись, то смог поближе познакомится с самим городом, его достопримечательностями и, естественно, клубной сценой и должен сказать, что она совершенно отлична от всего остального, что я видел, совершенно отлична от всего в Европе - это совершенно другой мир.
Еще живя в Лондоне, я носился с идеей собственных вечеринок и при переезде в Берлин я истоптал все ноги, чтобы ее реализовать. На то время здесь проходило всего несколько маленьких мероприятий, где играли дабстеп, а действительно масштабных гигов с массивным лайн-апом здесь не было. Люди только знакомились с новой музыкой и смотрели, как публика реагирует на нее. Так что я и мой друг, с которым мы запустили Sub:Stance, доставали всех вокруг этой идеей, и в особенности нашей навязчивой, в то время казавшейся дурацкой, была идея провести их в Berghain (смеется). Одной из целей, которыми я задался после переезда, было знакомство с парнями из Hardwax, так как они очень помогали лейблу за эти годы и у них очень тесные отношения с людьми из Berghain.
Когда мы сели, чтобы обсудить возможные перспективы, то решили подключить их хорошего знакомого, работавшего в Berghain, чтобы он договорился о встрече с владельцем клуба. Потом мы отправились на эту встречу и описали им, как мы это себе представляем, но они, очевидно, все это уже слышали от парней из Хардвакса и практически первое, что они сказали: “вы хотите сделать пятничные вечеринки?” (смеется). Вокруг были жутко серьезные лица, как будто мы все играли в покер, и потом, когда мы вышли из кабинета, то просто прыгали от счастья у них под дверью.
Это было очень честно и прямолинейно, и мне это очень понравилось... они до блеска отполировали все, что связано с прямым ритмом и очень щепетильно относятся ко всем мелочам. Это только мы и еще одна вечеринка, проводимая посторонними людьми. Хотя первая ночь скорее заложила фундамент, но все равно было круто...

Сильно ли ты переживал по поводу встречи с хозяевами клуба?
Первую ночь мы были перепуганы, очень сильно перепуганы. Я не знаю, были ли вы там, но это огромное место поначалу просто пугает. Но мы знали, что люди, стоящие за клубом, благословили наши начинания, так что мы думали, если все пройдет гладко, значит отлично, если нет, то и черт с ним. В Berghain идеальное помещение, я думаю для музыки оно создает неповторимую атмосферу. И что поразительно, все пошло просто отлично.

Повлиял ли переезд в Берлин на твое отношение к хаусу и техно?
Ну я думаю, что я уже был на пути к этой музыке и это рано или поздно случилось бы... так что я не могу сказать, что я был осознано затронут этим аспектом, но я думаю, что проживание здесь дало некий эффект, возможно на подсознательном уровне. И проект SCB, ориентированный на прямой ритм, вряд ли был бы запущен, если бы я все еще жил в Лондоне. Думаю, большое влияние оказало посещение Panorama Bar в 11 утра, ну ты меня понимаешь...
А в Лондоне нет как таковой сильной сцены, связанной с хаусом или техно. Я имею в виду, что эти жанры там в большом почете, но назвать это полноценной сценой у меня язык не поворачивается.

Каким образом ты пришел к записи миксованой компиляции?
Я очень хотел сделать своего рода презентацию наших вечеринок и с помощью музыки показать, что я там играю. И, естественно, я хотел, чтобы это приятно было послушать дома. Тут все просто.
Там много работ от Sigha, Joy Orbison, Instra:mental – той музыки, которую я люблю играть. Я старался сделать его авансом, типа заглянуть в будущее, так что я доставал знакомых, выманивая у них треки, которые они давно записали, но так и не выпустили.

Чего ожидать от твоего проекта SCB в этом году?
Скоро выходит новая, я бы сказал, дебютная пластинка, которая станет частью новой серии. Вообще-то сначала это были просто эксперименты, но я все больше и больше углублялся в хаус, ну я называю это “хаус” за неимением более подходящего слова. Ты играешь для совершенно другой публики совершенно другую музыку и, я думаю, это помогает освежиться, так сказать перезагрузиться. Так что эксперименты с SCB - это музыка для другой публики, понимаешь? И это еще и отличный способ отвлечься в студии, взять небольшую передышку от дабстепа.
Это забавно. По большей части все, что я старался делать на протяжении своей музыкальной карьеры - это делать вещи весело и получать удовольствия от процеса. Потому что в конце “рабочего” дня все, что ты можешь сказать, это то, что у тебя нет работы и ты занимаешься тем, что душе угодно.
А еще я делал много, даже не знаю как это правильно назвать, драм-н-бейса вроде того, что делают d-Bridge и Instra:mental. На альбоме есть несколько подобных треков и я потратил кучу времени на подобный стафф, потому-что повторюсь еще раз, это очень весело - делать что то непривычное

Тебе не кажется, что из подобного д-н-б звука Instra:mental, Spectrasoul и т.д. может вырасти что-то новое и интересное?
Да, я на это надеюсь. Мне очень нравится то, что они делают, я постоянно слушаю их подкасты и они, кстати, уже играли на наших вечеринках. Как старый поклонник джангла я видел, как он превращался в дерьмо и услышать что-то интересное и необычное - это своего рода глоток свежего воздуха, понимаешь? Так что они определенно молодцы.
Ведь всегда считалось, что драм-н-бейсом и подобной музыкой управляет центральная кабала, которая пускает людей внутрь или не пускает и тд (смеется). Но в итоге они потеряли хватку, а музыкальные взгляды становились все уже и уже, и уже. Честно говоря, я нахожу это немного забавным... особенно в тех случаях, когда люди стараются сделать то же самое с дабстепом и сделать его массово популярным (смеется)

Расскажи нам о названии альбома, “Triangulation”…
В его основе лежит идея о слиянии хауса, техно, дабстепа и этого причудливого драм-н-бейса. У него три отправных точки, если хотите.

Каким образом ты старался сделать его отличным от “Mutual Antipathy”?
Подход к записи на самом деле не очень отличался, в том смысле, что я, как и в прошлый раз, написал большую часть материала, а потом выкинул ее в мусор и начал по-новой (смеется). В первый раз я хотел сделать альбом, по ощущениям похожим на диджей сет, с постоянным темпом, плавными переходами, в общем больше похожим на CD микс, чем на альбом. То, что в итоге получилось, было похоже на желаемый результат лишь отчасти. Так что я старался не мыслить подобными категориями во время записи “Triangulation”. Я хотел, чтобы он поучился связным и держался цельным на всем протяжении, но я старался не гоняться за чем-то необычным, как в первый раз.
Во второй раз процесс записи сильно отличался от первого, но то, как они складывались, очень схоже. Я надеялся, что слушатель получит больше удовольствия от прослушивания альбома полностью, чем от отдельных треков. Там несколько треков, которые можно назвать клубными или как-то так, но это не просто подборка треков. Я надеюсь, что они хорошо работают именно в связке, если ты понимаешь, о чем я.

Там есть колабрации?
Вобще-то я не записывал совместных треков с тех пор, как играл в группах лет пятнадцать назад (смеется). Я не могу работать с этими приглашенными вокалистами, сессионными музыкантами и тд. Но на альбоме есть несколько вокальных треков... На предыдущем альбоме я возился с вокалом и пытался использовать вокал в качестве мелодии, не используя слова. Так что там есть несколько наработок в этой области.
Я боюсь того, что будет, всех этих мейджор лейблов, дабстеп записей и приглашенных вокалистов. Но это определенно происходит. И лучше поменьше об этом говорить!

Автор: Перевод: lazyass | По материалам mixmag.info