Rave.by

Вторая кожа Рене Павловитца30.08.2010

ShedТехно-музыка на протяжении длительного времени крепко держалась за свои традиции, но непоколебимая уверенность в собственной уникальности лишь сыграла с ней злую шутку: после расцвета жанр пришел упадок, показав всю беспочвенность этого убеждения.

За прошедшие годы техно все больше напоминало стагнирующую индустрию, все мысли которой были направлены в свое славное прошлое: все стараются работать в сложившихся рамках и ни в коем случае не нарушать устоявшиеся правила.
Shed, настоящее имя которого Рене Павловитц – один из немногих, кто, потихоньку прогрессируя, всеми силами старается расшевелить это застоявшееся болото, обогащая своими идеями высыхающий жанр. Как и многие другие мечтатели от исскуства, он тщательно всматривается в прошлое, чтобы найти в нем пути для дальнейшего развития. В отличии от легионов диджеев, продюсеров и слушателей, которые продолжают преклоняться пред алтарями классического чикагского хауса или детройтского техно, Павловитц, на протяжении прошедших пяти лет, пересматривал основы классического британского хардкора, джангла и брейкбита, которыми он сильно увлекался в юности. И в его музыке подобные влияния так же легко заметны, как и любовь к дабстепу, которому он религиозно поклоняется.
Его музыка показывает как сдержанное уважение к традициям техно, так и раздражение по отношению к устаревшим моделям и обычаям. Бескомпромиссный и полагающийся только на себя, Павловитц дебютировал в 2004-м с пластинкой “Red Planet Express” на собственном лейбле Soloaction. После выпуска нескольких релизов, вроде “Citylicker” в 2005-м и “Masque” в 2006-м, которые привлекли внимание к его лейблу и его персоне, Павловитц неожиданно ушел в тень, занявшись другим своим лейблом - Subsolo, который хоть и менее плодотворный, чем Soloaction, но не менее интересный. Являющийся опорой для экспериментов Рене, он открыл миру многочисленные псевдонимы Павловитца вроде STP, WAX и The Panamax Project, а благодаря сотрудничеству с музыкантами вроде A Made Up Sound, T++ или Peverelist его талант заиграл новыми красками.

Павловитц утверждает, что детройтское техно никогда не имело прямого отношения к его собсвенной музыке, а техно, перед которым он преклонялся, всегда было родом из Европы. Тем не менее, дух Детройта и, особенно, детройт-ориентированных лейблов, вроде голландского Djax-Up-Beats, явно слышатся в его работах – как в вышеупомянутых работах Soloaction так и в громких релизах для Delsin и Styrax Leaves. Благодаря своему треку “Warped Mind”, который вошел в компиляцию Марселя Деттманна “Berghain 02” и дебютному альбому “Shedding The Past”, к концу 2008-го Shed был одним из наиболее обсуждаемых продюсеров в “андеграунде” танцевальной музыки.
“Shedding The Past” стал элегичной записью, которая передавала все разочарование автора в консервативном и коммерческом пути развития техно-музыки, по которому она пошла в 2000-х. Shed использовал альбом как демонстрационную площадку, чтобы заострить внимание на истинном смысле техно музыки.

Со времен выхода "Shedding The Past" его возможности значительно выросли, а плодотворность повысилась, притом, что качество продукции ничуть не изменилось. Помимо нескольких отличных ремиксов вроде “Relish” Substance, "Tantakatan" Мэтта Эдвардса (Radioslave) и совместного с Деттманном проекта Deuce, он запустил «анонимные» лейблы EQD и WAX, посвященные клубному звуку новой школы с олд-скульной энергетикой. Сумасшедшая популярность этих пластинок ни для кого не стала секретом: заразительный грув, умелый мастеринг, направленный на тотальный контроль над танцполом, и настоящие человеческие эмоции – все это сделало данные работы желанной покупкой и настоящей головной болью диджеев.
30-го августа на лейбле Ostgut Ton Павловитц выпустит свой второй альбом под названием “The Traveller”. Стоит сказать, что это более утонченная и, пожалуй, более зрелая, чем “Shedding The Past” работа. И, к сожалению, она многим обязана группе Pet Shop Boys…

Ты всегда утверждал, что в душе ты техно-музыкант. Где и когда для тебя началось техно?
Ну, здесь не так много, чего можно рассказать (смеется)… С чего мне начать? Я окунулся в техно где-то с 91-го года. Об этом тяжело рассуждать, потому что в то время я не задумывался над подобными вещами, типа что это за музыка, откуда она, или в чем ее мысль… я просто жаждал нового опыта. Мне было всего лишь 16 и мне было по барабану, кто сделал ту или иную запись, я просто хотел ее слушать.
А вообще-то стоит сказать, что я был дитем поп-музыки. Я думаю, наибольшее влияние на меня оказали Pet Shop Boys. Тяжело точно сказать, почему. Альбом “Behaviour” был крутой, а потом все стало становиться все более и более скучным. Пожалуй, это была моя стартовая точка в плане электронной музыки и с тех пор, начиная с Pet Shop Boys, я был связан с британской сценой. Я не знаю, насколько это крутая “стартовая позиция”, но я правда любил их песни (смеется)
После этого я стал регулярно покупать всякие компиляции с техно-музыкой, ну знаешь, которые тогда продавали в каждом музыкальном магазинее, одним словом не шибко крутой стафф. Я не могу тебе точно сказать, что это было, потому что ты это обязательно напишешь - не хочу, что бы люди прочитали это (смеется). Знаешь трек “Who Is Elvis?” группы Interactive? Вот такие веселые вещи были там. По крайней мере, такими они мне казались. Иногда я читал “Bravo”, ну, знаешь, был такой немецкий журнал для подростков, они тогда еще писали о подобной музыке, эйсиде и кислотных вечеринках. Это было слишком дешево и аляповато: смешные новости и интервью, а у каждого человека усмехающаяся рожица на футболке...

Как и где ты понял иное техно, то, которое стало международной движущей силой?
Благодаря моему другу Фиделю (прим: Fiedel, участник дуэта MMM и резидент клуба Berhain) где-то в 92-м я стал посещать Hardwax. Мы вместе выросли в Шведте, это такой город в восточной Германии, на северо-востоке от Берлина, может километрах в 80-ти от него. Фидель очень сильно повлиял на меня: я тогда в основном музыкой из Европы интересовался, а у него всегда были эти крутые записи из Чикаго и Детройта, он стал мне наставником.
Позже я всегда старался находить подобные записи, но Фидель всегда был первым, у кого в руках была понравившаяся мне пластинка. В то время я уже знал, что в штатах родилась хаус-музыка, но я хаусом совсем не интересовался. А у Фиделя был подобный стафф, вроде релизов Probe records, Plus 8 и Джоша Винка, я имею ввиду раннего Винка. Потом Dancemania и жестковатый материал из Чикаго. Одним словом, когда я интересовался дешевым техно из Голландии и Германии, Фидель стал тем, кто всегда знакомил меня с новой музыкой, тем, кто наставил меня на путь истинный,

После этого ты когда-нибудь возвращался к "дешевому техно", которое тогда слушал? Не кажется ли тебе оно забавным?
Ох, оно все еще звучит очень смешно. Когда я копался в своей коллекции, то пытался послушать некоторые вещи тех времен, но это оказалось невозможным… мои уши больше не воспринимают эту музыку (смеется). Единственные пластинки, на которые все еще есть желание поставить иглу - это что-то, из раннего хардкора и джангла.

А как, кстати, хардкор и джангл появились в твоей жизни?
Опять же во всем виноват Фидель. Всякий раз, когда он посещал Hardwax, он покупал штук по десять пластинок с техно и несколько пластов с "белыми яблоками", на которых был хардкор или джангл. В то время мне это казалось слишком проблематичным, ну, знаешь, каждый раз ездить в Hardwax слушать все эти законспирированные вещи с "белыми яблоками" и находить что-то уникальное. И только недавно я понял, насколько важной была для меня эта музыка. Поэтому лет пять назад я стал покупать записи, которые когда-то слушал по радио. Должен сказать, что это недешевое удовольствие, но я все еще не теряю надежды собрать в коллекцию все то, что меня раньше так впечатляло.

ShedКстати, слышал, ты увлекался габбой, расскажи о своем увлечении этой музыкой...
В то время каждый хотел слушать все более и более жесткую музыку - это было как соревнование в скорости. Каждый человек, особенно на востоке Германии, хотел делать и слушать музыку еще жестче, чем предыдущий парень. Мы начали со 125 ударов в минуту, а в конце это были уже все 200 - момент, когда все стало “слишком быстрым” настал очень быстро (смеется). Эта музыка стала скучной, все вокруг зациклились на жесткости, а веселье куда-то пропало. Здесь, в Берлине, мы называли это хардкором, чтобы ни путаться с той музыкой, которая приходила из Англии. Сначала это было интересно, в первую очередь из-за того, что Голландцы сэмплировали все подряд - музыку из фильмов, какие-то диалоги, или монологи, вроде шуточек Фредди Крюгера. Это было действительно забавно и интересно. Но музыка продолжала ускоряться и ускоряться. У нее пропал грув. Так же как у джангла и днб… мне кажется, на скорости под 170 ударов грув умирает.

А у вас в Шведте была ли клубная культура в начале девяностых?
Нет, в Шведте не было клубной сцены. Если мы хотели пойти в клуб или на вечеринку, то должны были все делать сами, наша “сцена” состояла из десяти - пятнадцати человек, и все. Но Берлин находился довольно близко и мы ездили туда практически каждые выходные - в Tresor, Bunker, E-Werk. В те дни было столько классных клубов… Тем более тогда было время правильных фестивалей – к примеру, на северо-востоке Берлина было место под названем Die Halle, там проходил первый Mayday. Там же были первые крупные вечеринки, на которые мы ездили вместе с друзьями из Шведта.

А были ли такие вечеринки, на которых регулярно играли брейкбит?
Нет, не на всех! (смеется) К сожалению нет. Тогда было только техно. Услышать хардкор в Берлине было довольно проблематично. В середине 90-х была солидная джангл-сцена, но в то время это не была моя музыка. Тогда я еще был с головой погружен в более ранний, забавный “Мики Маус стаф”.

То есть Берлинские танцполы сопротивлялись нарастающей популярности брейкбита? Кстати, насколько легко умещать брейкбит и техно в твоих сетах?
Это не просто. В первую очередь в психологическом плане - люди, которые приходят слушать техно хотят именно техно. Они изначально настроены против мощной ломаной бочки. Практически невозможно играть ломаные ритмы не только в самом Берлине, но и по всей Германии. Это музыка скорее для домашнего прослушивания.

Твоим почерком является использование ломаного ритма в плоскости техно-музыки, что существенно изменяет привычный ритм 4/4 . Что побудило тебя к такому решению?
Когда в 98-м я начал заниматься музыкой, первым инструментом, который я купил, был чистокровный техно девайс - Roland TR-606. Я думаю, это одна из причин, по которой я начал записывать именно техно. У меня не было сэмплера или чего-то подобного, так что техно было простейшим выходом. А когда я начал "ломать бочку"? Я думаю, это произошло где-то в 2000-м. Это было тяжелое время для меня - я сильно устал от техно. Это был момент, когда я начал оглядываться в прошлое, слушать старые кассеты и записи с вечеринок. Наверное, именно тогда я понял, что брейк-бит был моей музыкой. Это была музыка, которая напоминала мне о хороших временах.

Делать свой собственный брейкбит, не прибегая к стилизации 90-х – именно это стало полноценной задачей? Так ты решил придумать свой фирменный звук?
Это было не слишком сложно, я быстро понял, что делать ломаные ритмы - это довольно просто (смеется). Было довольно легко придумывать различные сбивки и грув с ломаным ритмом, но была своего рода зацепка - все эти пианино, органы или еще какая чушь, все это отправляло тебя к фирменному звуку 90-х. Именно с этим были самые большие проблемы, надо было сделать все правильно, не впадая при этом в маразм. В начале, я делал вещи правильно... ну, в общем, это просто моя музыка. Это то, что я хотел тогда слушать. Я уверен, что сейчас много людей записывает крутой брейкбит, но чаще всего это то же самое, что записывалось в 90-х и это невыносимо скучно. А я не хочу этого делать. У меня всегда был собственный взгляд на такие вещи.

Кстати, как ты уже выше говорил, одной из вещей, которая изменила хардкор как в Германии, так и в Англии, добавив ему дикости и энергии, стало семплирование. Как продюсер, как ты относишься к сэмплированию? Как ты вводишь мелодику и гармоническую составляющую в структуру трека?
В процессе. Я использую только старые сэмплы. Для ломаных вещей у меня есть одна старая запись с Knite Force, там 50 барабанных петель, или около того. Просто я не помню точно, что это за запись. Но да, я все еще работаю с ней... (смеется). И как я уже говорил, я стараюсь делать так, чтобы мои записи не звучали как старый брейкбит, я всегда стараюсь изменить структуру. То же самое и в отношении техно. Современное техно очень структурировано - конструкция совершенно не сгибается, и, к сожалению, это звучит уныло. Треки звучат, как будто играются на дерьмовом живом выступлении, если ты меня понимаешь. Это техно, которое звучит чересчур “по-немецки”, думаю, я могу так выразиться (смеется). Одним словом, очень педантичное.
Есть два пути, по которым я могу пойти, записывая трек - иногда я вожусь с ритмом, а иногда с гармоникой, партией синтезатора, да с чем угодно. Когда я разрабатываю ритмическую составляющую, то, как правило, трек уходит в танцевальную плоскость, но всегда есть шанс добавить что-то неожиданное и перевести его в оппозицию, в смысле из танцпольного превратить в "слушательный". Просто я всегда хочу внести какую-то мелодику, я не хочу делать этот скудный “качающий” стафф, мне это не интересно. Хотя иногда из такого подхода рождается что-то интересное, но я практически всегда стремлюсь к мелодии.

Мне кажется, это справедливо по отношению к записям вроде Equalized или WAX, в них есть крепко сбитая мелодия, даже не смотря на то, что их звук сильно разряжен и избавлен от всего лишнего.
Это правда, но эти треки задумывались именно для танцпола.

У меня такое ощущение, что “Shedding The Past” стал своего рода актом экзорцизма, ритуалом очищения техно-музыки. Как считаешь, это справедливое утверждения или я пытаюсь приукрасить действительность?
На самом деле не было особого повода для названия “Shedding The Past”. Я просто искал интересный псевдоним. Когда я записал свой первый релиз “Red Planet Express”, то у пластинки не было имени. Когда я принес ее в Hardwax, парни начали расспрашивать, что это такое, и я, недолго думая, выпалил – “Shed”, потому что в голове крутилась эта самая фраза - "затмевая прошлое" (Shedding The Past). И именно поэтому альбом так называется. Позже, когда я ездил в Англию, то понял, что Shed оказался довольно глупым названием (смеется) (прим: в переводе с английского означает сарай, ангар, сеновал). Думаю, назваться так было не самой лучшей идеей.

Ну, есть псевдонимы и похуже чем Shed...
Ага, только мне приходится жить с этим (смеется)... поэтому я и начал придумывать другие штуки вроде WAX и EQD. Я хотел потихоньку завязать с этой глупостью, но потом я решил дать "Шэду" второй шанс, все-таки назвав альбом “Shedding The Past”, и в итоге получилась такое себе объяснение этого имени в контексте истории техно-музыки.

А откуда взялась эта фраза и почему она так плотно засела у тебя в голове? И как от нее ты пришел к The Traveller?
Фраза "затмевая прошлое" взялась из-за ситуации с техно. Как я уже говорил, эта музыка опускалась все ниже и ниже, и это жутко разочаровывало меня. Пускай, это нелегко понять, но для меня это очень личное и я больше не мог терпеть. Traveler (прим: путешественник)? Это было довольно поспешное решение, так назывался один из треков альбома и я решил, что это будет довольно симпатичное название для альбома в целом. (смеется)

Ни для кого не секрет, что дабстеп оказал огромное влияние на тебя и как на диджея, и как на продюсера. А что насчет ямайского даба и денсхолла?
Это все из-за работы в Hardwax. Регги – это не мое, правда. Но, находясь по восемь часов в день в Hardwax, я физически не мог быть в стороне от этого помешательства. Когда приезжают новые пластинки, парни постоянно слушают их и я, естественно, тоже, и должен сказать, что иногда там проскакивают очень интересные вещи. Вот собственно и все.
Говоря о дабстепе, должен сказать, что три года назад я его практически не слушал. Ну, только Burial. Но это все Hardwax виноват (смеется)! Три года назад эта музыка звучала очень свежо и необычно. И тогда я начал стабильно покупать пластинки с дабстепом, и немного забросил техно. Сейчас я покупаю девять пластинок с дабстепом и, может быть, одну с техно. Поэтому так сложно играть в Berghain - все ждут от тебя жесткого техно, а я не могу его играть (смеется). Правда, не могу. Поэтому я придумал Panamax Project, пускай, пока он не очень успешен, но я старюсь с оптимизмом смотреть в будущее.

ShedТы планируешь издавать еще что-нибудь из Panamax Project?
Как показало время, из предыдущей пластинки не вышло “большой записи”. Поэтому появляется проблема убыточности. Плюс перерасчет с евро на фунты стерлингов. В общем, предыдущая пластинка не пошла и мне еще стоит поломать голову над этим.

А что насчет Soloaction?
C Soloaction все кончено. Я больше не издаю на нем музыку. Теперь это просто история.

Но Subsolo будет жить?
Да, я на это надеюсь. В пути два новых ремикса, но я точно не знаю, когда они будут у меня на руках. Возможно в сентябре. Но, к сожалению, я до сих пор не знаю насчет новых записей Panamax... (задумался) а вообще-то, знаешь, я буду его записывать, обязательно буду! Потому что только в таком случае я могу записывать бас-музыку.

А не получается ли так, что нынешний дабстеп попросту заменил тебе “тот” ранний джангл, под который ты отплясывал в начале 90-х?
Для меня это практически то же самое. Когда я задумываюсь об этом то думаю о том дабстепе, в котором есть какие-то интересные ходы с ломаным ритмом, которые всегда меня интересовали. В отличие от этого резкого воббла-стаффа - это музыка не для меня.

Кстати в том, самом лучшем английском техно всегда был момент с ломаной бочкой...
Да, это были крутые вещи, в основном из Бирмингема - Surgeon, Regis. А еще отличный стафф с Bleuprint Джеймса Раскина.

Как проходят твои живые выступления? Ты доволен своим оборудованием?
Был доволен... до прошлой недели. Я играл на фестивале, начался дождь, а сцена была без крыши - мой 909-й накрылся медным тазом. А до этого все было круто. Хотя знаешь, с другой стороны я не буду его ремонтировать, хочу попробовать что-то новое, так интересней. С предыдущим набором я уже прошел рубеж счастья. Но в любом случае замена нужна, так как, организовывая лайвы в поддержку нового альбома, я не хочу играть в клубах. Это постоянная проблема - в клубах люди ждут от меня прямую бочку, а я хочу делать все так, как мне нравится, например, играть трек без бочки или басовой линии по десять - пятнадцать минут, однако я не могу делать этого в клубе. Надеюсь, благодаря этому альбому я смогу более подробно познакомить людей со своим видением музыки и смогу выступать так, как сочту нужным.
Клуб - это место для диджея, хотя стоит сказать, что для живого выступления многим хватает одного ноутбука. Но для меня это целая проблема, ведь мне надо вместить необходимое количество девайсов на небольшую площадь клубного стола. Они просто не предназначены для этого - многие ребята, играющие живьем, просто расчехляют свой Mac с программой Ableton или чем-то подобным и просто нажимают какие-то кнопочки. А я по-настоящему играю, вживую, и я должен сказать, это действительно сложная работа. Техно, оно ведь более гибкое для дж-сетов. В клубе люди хотят видеть вскинутые вверх руки диджея и все такое... это забавно. Однако я хочу именно играть живьем (смеется)!
Автор: Перевод: lazyass | По материалам mixmag.info