Rave.by

Люк Слейтер и дух времени Techno03.02.2012

 

Выпустив свой второй, за последние несколько лет, альбом как Planetary Assault Systems, Люк Слейтер демонстрирует что техно, меняясь, может оставаться все той же музыкой, полной загадок и тайн.

Пытливый ум, изысканность и стремительность идут у Люка Слейтера рука об руку. Вместе с Джеймсом Раскиным, Surgeon, Кристианом Фогелем и Regis, он относится к первому поколению британских техно-продюсеров. Его музыка искусно сочетает в себе умелое обращение с «тарелками», жесткую «бочку» и атмосферность. Под своим псевдонимом Planetary Assault System Люк Слейтер выпустил на Peacefrog четыре новаторских альбома, чье звучание предвосхитило то, что сейчас обычно называют «звучанием Berghain». На лейбле этого клуба, OstGut Ton, проект выпустил свой шестой альбом.

Люк, вы в очередной раз уловили дух времени?
Ха? Почему?

Потому что в последние три года, стало заметно возвращение в техно ржавых ноток, жестче ударные, да и само техно-звучание стало грязнее и жестче.
А что техно не всегда так звучало? Гм (задумывается). Нет, мне не кажется, что пришла эпоха Ренессанса или что-то в этом духе. Нет, все просто идет своим чередом. Техно является неким базисом, на основе которого что-то можно построить. А фундамент сам собой не перестраивается.

Приведу один пример: на протяжении многих лет я не слышал никаких серьезных треков, где бы использовались колокола. А в вашем «Bell Blocker» вновь присутствует колокол...
Это вам он может напоминать колокол. Но в этом треке нет никаких колоколов, чувак! Здесь одновременно звучит множество звуков, которые и создают впечатление колокола. Скажем так, когда я работал над этим треком, то я себя немного колоколом ощущал.

В период между 2002 и 2009 годом вы ничего не издавали ни под именем Люка Слейтера, ни как Planetary Assault Systems. Это был период наивысшего расцвета минимала.
Хм, да, эти годы как-то исчезли из моей жизни. (Надолго замолкает) Вы знаете, в девяностых у меня ведь был крутой подъем, действительно сумасшедшее время. Ну и потом, хорошо я буду с вами откровенен (замолкает на несколько секунд). В 2002 году я заболел. Не буду особо вдаваться в мелочи, но у меня диагностировали биполярную депрессию. Для меня это стало шоком. Чертовски сложно было вернуться к привычной жизни. Я тогда занимался не только своей музыкой, но и разными другими вещами. И потому всю эту шумиху вокруг минимала наблюдал лишь мельком.

Вы можете как-то объяснить, почему стерильное звучание минимала исчезает?
Ой, вы знаете, не по моей это части объяснять такие феномены. Мода ведь приходит и уходит. Мир нуждается в девяностых. Там лежат корни — Вольфгант Фойгт, Роберт Худ и тому подобное. В этом нет ничего нового. Мир, при помощи минимала, сделал себе передышку от того сумасшедшего десятилетия.

Тогда почему сегодняшний индастриал звучит медленнее? Никто сегодня не записывает музыку на скорости в 140 ударов.
Я не знаю почему. Для альбома «The Messenger» треки на такой скорости просто не подошли бы. Я как раз не хотел делать альбом, который бы словно вылез из девяностых.

То же самое можно услышать и от других техно-динозавров, вроде Surgeon, Speedy J и Кари Лекебуша.
Да-да, мы все еще здесь! Мы не вымерли.

А как насчет вашего лейбла Mote Evolver?
О, здесь очень много работы. Сейчас мы готовим новую серию пластинок под названием «Parallel Series». В одном релизе будут участвовать два разных артиста. То есть концепция заключается в том, что два разных артиста будут создавать треки, которые бы дополняли друг друга.

Но никаких альбомов на лейбле пока не выходило.
Не выходило, потому что изначально, лейбл был создан в качестве платформы для собственных пластинок. Но мы решили издавать и других артистов. К счастью, дела идут у нас настолько хорошо, что мы можем позволить себе работать исключительно ради музыки. Цифры продаж показывают то, что людям интересно то, что мы делаем — и я этому рад. Да, у нас есть планы относительно выпуска альбома, но год только начался, поэтому я не могу поделиться какими-то подробностями.

Вместо этого, ваш новый альбом от Planetary Assault Systems вышел на Ostgut Ton.
Да, потому что мои отношения с Ostgut Ton продолжаются уже много лет. Я играл старые релизы Ostgut, а этот лейбл имел самые тесные отношения с людьми, которые создали Berghain. Когда несколько лет назад я работал над Temporary Suspension, то Mote Evolver еще не было, и у меня была прекрасная возможность создать и выпустить альбом у них на лейбле. Я очень хорошо в тот момент ощущал потребность начать новую жизнь с Planetary Assault Systems на Ostgut Ton. На этом лейбле практикуется художественная серьезность, креативность и глубина, поэтому я посчитал, что именно здесь и должен выйти мой альбом.

Работы Planetary Assault Systems являются важной точкой отсчета для многих в Ostgut Ton или среди резидентов Berghain.
Да, Марсель Деттманн тоже говорил мне, что на него большое влияние оказали работы, которые я делал в девяностых. Мне тоже нравятся его пластинки, и это здорово, что я провожу свое время в кругу таких людей, как он. Для того, чтобы получать правильный вайб, нужно уметь находить нужных людей. Во всяком случае от Тиесто я такого никогда не получаю. (громко смеется)

От нового поколения техно-музыкантов, вроде Skudge или Tommy Four Seven вы это тоже получаете?
О да, это очень вдохновляющие люди. Здорово, что техно вновь ожило в Великобритании, не так ли?

Появились ли новые техно-сцены в Великобритании или Лондоне? Какое-нибудь специфическое звучание? Ранее вы, например, говорили о «брайтонском техно».
Ну Лондон никогда не был техно-городом, в том плане, в каком им является Берлин. Лондон всегда был сложным городом, и так было и в девяностых. В нулевых были закрыты многие клубы и переделаны в жилье. Но существует ли какое-то конкретное, лондонское, техно-звучание? Я не знаю.

На протяжении всех девяностых, вы то и дело меняли свой образ. То снимались в 1997 году в образе этого техно-фрика, то, для альбома «Alright On Top» надевали лыжные очки и хоккейное обмундирование, а теперь фотографируетесь с сигарами.
(хихикает) Ой, это было весело! (громко смеется) Я просто хотел со всем этим поэкспериментировать. Но сейчас все это, конечно, выглядит забавно, а я и дальше продолжаю потешаться. Но я и правда наслаждался всей этой ерундой. Правда сигары остались в прошлом. Я уже давно не курю. 

Автор: Интервью: Хавьер Оэмен | Перевод: technoid | По материалам mixmag.info