Rave.by

Интервью с Антоном Кубиковым (SCSI-9) в Минске27.03.2012

 

Пока компания Nissan готовится создать автомобиль, управляемый с помощью телепатии, а экстремисты пытаются отравить крем для рук, маститый диск-жокей Антон Кубиков посещает столицу синеокой, создавая уютную атмосферу в кафе The Loft, делая акцент на консонантной гармонии звуков. К счастью, нам удалось застать музыканта перед его выходом на сцену, и побеседовать о Ретроградном Меркурии, суевериях, убеждениях и, конечно, о его непревзойденном творчестве и многолетнем поприще.

Свою карьеру вы начали в 1994 году в одном из первых техно-клубов Москвы — Эрмитаже. Скажите, на сегодняшний день этот клуб существует и играете ли вы на своей дебютной сцене по сей день?

-Нет, он давно уже закрылся. Я даже не помню в каком году.

Как вы думаете, что на тот момент в наибольшей степени оказало воздействие на вашу популярность?

- Все как-то само собой получилось. Вообще, главное преимущество диск-жокея, главный козырь, так сказать, - если люди могут ему доверять на танцполе, то есть если они чувствуют себя комфортно. Слушатели сами для себя каждый раз выбирают. Вот для меня то же самое: когда я прихожу слушать какого-то человека, я сразу чувствую, ведет ли он меня. Я слушаю один трек — хорошо. Второй, третий, четвертый.. если начинается какой-то другой — я ухожу. Если он меня выдергивает обратно, например, из бара — классно. Если не выдергивает, то не классно. Но раньше очень важно было для людей, чтобы они оставались на танцполе долго, это было главным фактором их популярности.

За время своей карьеры вы посетили достаточно большое количество городов, и в каждом месте публика принимает по-разному. Какое выступление вам запомнилось больше всего и чем?

- Их много было, и везде все по-разному, нет какого-то одного. Самые запоминающиеся — это закрытые домашние вечеринки: автопати, специализированные мероприятия, например, рождественские. Понятно, что музыка клубного формата, но при этом все делается для себя, и это прекрасно.

А кто или что повлияло на выбор музыкального стиля в вашей деятельности?

- Я вообще начинал с транса, но это все обуславливало присутствие на руках определенного количества пластинок. Я бы, может, и house сразу начал играть, вот только тот house, который предлагался для приобретения, мне, например, не нравился. Хотя я тогда мало разбирался в музыке.

Хотелось бы узнать, насколько изменилось ваше отношение к электронной музыке за вашу многочисленную карьеру. Как вы считаете, сегодня музыка — это в первую очередь вдохновение, или больше бизнес для диджеев?

- Ну это надо у них у всех спрашивать. Для всех по-разному. Для некоторых — энтузиазм, а для меня это все вместе, в совокупности. Это моя работа - значит это бизнес. Но, поскольку я очень люблю эту работу, подхожу к ней с энтузиазмом, то она является одновременно и воодушевлением. Иногда есть вдохновение, иногда его нету, но вариантов нет.

А как по-вашему, почему сегодня minimal намного медленней звучит? Где те привычные ритмы 90-х?

- Minimal не может звучать медленно! Minimal звучит как minimal, house звучит как house, а techno звучит как techno. Видимо, так исторически складывается, вообще во всем мире, что скорость либо увеличивается, либо замедляется. Например, раньше disco могло быть 130 ударов, а то же disco через 5-10 лет будет 118. Но это волнами: то быстрей, то медленней. Видимо, это зависит от Луны. Или от каких-то планет, я не знаю, от звезд (смеется).

Придерживаетесь ли вы каких-нибудь традиций в написании музыки?

- Нет, всегда все бывает по разному. Правда, одно время, у меня была традиция. Необходимо было поспать днем два часа, перед тем, как писать. Потому что спросонья особенно хорошо получалось. Я это связываю с тем, что иногда вдохновение появляется тогда, когда ты находишься в пограничном состоянии между двумя мирами. То есть ты в реальности, но вроде бы у тебя еще половина мозга спит, потому что за одни и другие функции отвечают разные части мозга. Иногда мне кажется, что рациональное мешает иррациональному. Творчество — это все-таки иррациональная вещь. И, видимо, когда ты не совсем еще проснулся, когда можешь ввести себя в такое состояние, тогда вдохновение может приходить быстрей. Но сейчас, для того, чтобы писать музыку, мне наоборот необходимо очень чистое сознание, нужно полностью проснуться. Тогда получается лучше.

А сколько выпущено пластинок на вашем счету и как их распространение влияет на вашу деятельность?

- Если считать те, которые мы сами выпускаем, как лейбл, то сейчас будет 24-й релиз. Но это не так много, по сравнению с тем, что сейчас происходит. Их количество естественно, мы же зависим от наших музыкантов! Изначально появилась идея выпускать только нашу музыку, российскую, но по разным причинам мы к этому остыли. Среди наших знакомых есть несколько хороших ребят, которые живут не только в России. Но поскольку мы выпускаем все релизы со своих личных денег, и так как пластинки - не совсем популярный сейчас формат, то мы не можем часто их издавать, ведь это не приносит финансовой прибыли. А потом, наш лейбл скорее виртуальный, поскольку у всех есть какая-то параллельная жизнь и работа, а все остальное воспринимается нами как хобби. То бишь если релиз выйдет не в этом месяце, а через полгода, допустим (такое тоже бывает), то ничего страшного не произойдет.

В одном из интервью за 2010 год вы сказали, что вас не узнают на улице. Много воды утекло с того времени. Может сейчас узнают?

- Меня и сейчас не узнают на улицах. Меня вечно с кем-то путают...

Например, с кем?

- У всех разные, какие-то свои образы. Мне все время говорят, что я похож на кого-то. Из этого можно сделать вывод, что меня чаще путают, чем воспринимают, как меня. Но это, конечно, шутка, каламбур, но факт остается фактом.

Еще вы однажды рассказали историю с райдером, где попросили цветы Анемоны синие...

- Да, это была смешная история. Девочка буккер устраивала большой тур для многих артистов, и ей зачем-то понадобился бытовой райдер. И она говорит: «Придумай что-нибудь!» А я спрашиваю ее, мол, зачем тебе это, Аня? На что она отвечает: «Ну мне надо, чтобы был бытовой райдер, что-нибудь придумай, что тебе первое в голову взбредет!» Ну я и придумал. Она из Одессы и очень любит шутки, которыми извела промоутеров. Они были в шоке, где им взять цветы Анемоны, синие, вино испанское Albali и сыр Gruyère. Хотя на самом деле в этом не было необходимости, но вот ей было так интересней.

Был еще один момент, когда ваш напарник из SCSI-9 Максим Милютенко возмущался, мол, не понимает, зачем в райдере полотенце. Убрали его все-таки из списка?

- Это полотенце преследует нас до сих пор! Почему его не уберут из райдера? Иногда зимой подходят и говорят: «Вот ваше полотенце». Какие полотенца?!

А что, они разве не нужны?

- В клубе — полотенце? Ну странно. На концерте да, может быть. Но это все от ситуации зависит. Чаще в номере оно необходимо! Иногда там нет полотенец, кстати.

О наболевшем. В России недавно прошли выборы президента, в ходе чего осталось множество недовольных результатами людей, проводятся митинги. А что вы думаете по этому поводу? Каковы ваши политические взгляды?

- Я сразу могу сказать: я очень аполитичный человек. Мне это все не интересно.

Тогда не будем о скучном. Вы не впервые в Минске, как вам наша публика?

- По-разному. В основном, у меня от Минска не было каких-то отрицательных эмоций. Единственная история, связанная с Минском произошла в 1997 году, кажется. По дороге в Москву я потерял паспорт. Он просто исчез, телепортировался, неизвестно куда пропал. Вот это был геморрой. А так все прекрасно.

Так вы не суеверный человек?

- Я? Не знаю. Это от обстоятельств зависит. Если удобно — я суеверный. Если не удобно — я не суеверный.

Например, если что-нибудь неприятное случается по пути на ивент, вы придаете этому какое-нибудь значение? Можете из-за этого отменить выступление?

- Я пытался тут отменить! Есть такое понятие в астрологии, как Ретроградный Меркурий. Это когда Меркурий встает в определенную позицию и движется назад по своей орбите. Так происходит четыре раза в году по три недели. В это время начинают происходить околомистические вещи, связанные с аппаратурой, которая начинает ни с того ни с сего ломаться, могут происходить какие-то не стыковки в информации, люди могут особенно сильно ссориться друг с другом. И это установленный факт. Вот как раз сейчас один из таких периодов. Например, в эти три недели упал спутник возле нас. То есть ни около нас, а к Марсу отправляли там что-то. Достаточно было его запустить неделей позже, и, вполне возможно, он прилетел бы куда ему надо, и все ступени бы раскрылись. А таких ситуаций очень много...Ну вот. Это я про суеверия. А тут казалось бы уже и не суеверия (смеется). Мы просто недавно делали моему папе операцию на глаза. И я знал, что операция будет именно в такой момент. Я у врача спрашиваю: «А можно перенести операцию, потому что...» и начинаю рассказывать эту историю, что все ломается. Она смотрит на меня, улыбается и говорит: «Я беру все под свою ответственность. Не волнуйтесь» (смеется). Ну то есть понятно, что суеверия есть: иногда же срабатывает. Но это, по большей части, как человек себя внутренне настраивает. Например, если ты готов сегодня наступить в лужу, ты в нее обязательно наступишь. А если хочешь увидеть человека, хотя знаешь, что не можешь встретить его, внутренне-то ты знаешь, что это случится. И ты его встретишь.

А у вас есть девиз, или может, убеждение, которое сопровождает вас по жизни, во избежание подобных ситуаций?

- Ну это не сильно помогает, но надо просто всегда расслабленно ко всему относиться.

После таких историй очень любопытно становится: вы религиозный человек? Во что вы верите?

- Я верю в любовь. Я верю в друзей. Во много чего я верю. Но я не религиозен, потому что я не люблю религию. Религия — это инструмент управления обществом. Я хочу быть свободным от религии и от общества. И от тех вещей, которые они периодически навязывают. Я хочу быть просто внутренне свободным и не подчиняться каким-то законам.

А что сегодня вы хотите донести своим слушателям?

- Ту музыку, которую я люблю.

А пожелать что-нибудь нашим читателям хотите?

- Чтобы они были внутренне свободными и любили музыку.

Автор: vaniabyiko