Rave.by

Lady Waks: «Я живу в брейксе!»02.04.2009

Lady WaksСаша, у тебя куча интересов: ты дизайнер, музыкант, ди-джей, долго жила в Германии и увлекалась хип-хопом. Почему брейкс?
Брейкс, потому что ломаные ритмы. Я увлекалась не только хип-хопом, но и брейкдансом – тоже ломаные ритмы, но немного быстрее. Это и привело меня к брейксу. Но для меня представляли интерес также ночные тусовки, рейвы, глобальные мероприятия. Долгое время я работала промоутером, делая совместно с компанией Контрфорс такие фестивали как Soundtropolis и Mayday. А с хип-хопом их совместить сложно. Брейкс-рейв – это уже что-то. Да и хип-хоп в России – не то же самое, что заграницей. Когда я сюда приехала, то была разочарована увиденным. Сравнила с тем, что происходило в Германии, и поняла – это не совсем то, что хотелось бы мне. Поменять ситуацию я была уже просто не в силах – слишком много R’n’B и тому подобного. Я решила развивать свое движение, и получилось, что это – брейкс. Такой поворот событий был не запланирован. Когда я начинала слушать эту музыку, то, как и остальные, совершенно ничего не знала о брейксе. Купив первые альбомы Адама Фрилэнда (Adam Freeland), Plump DJ’s, я не задумывалась, что это за музыка, и играла ее вперемешку с такими сборниками, как Battle Of The Year, которые выпускаются для больших фестивалей и на которых собрана куча треков разных исполнителей. А потом поняла – это брейкс, это моё.

А чем хип-хоп культура на Западе отличается от российской?
У нас хип-хоп нельзя назвать культурой. Скажу о Европе, потому что я там выросла. Там хип-хоп вечеринка подразумевает под собой брейкданс, круги с би-боями, брейкданс-баттлы, MC, MC-баттлы, просто хип-хоп музыку. В то же время сидят граффити-художники и рисуют фломастерами друг у друга в книжках, которые называются «black book» – ты отдаешь ее другу, друг отдает тебе свою. Все это вместе для меня – хип-хоп. Я никогда не любила, скажем так, «рэп о проблемах». Мне всегда нравилась музыка в стиле «We have a party! Jump! Jump!» – позитивный, веселый хип-хоп, который я, к сожалению, в России не обнаружила. У нас был русский рэп. Я его познала, прочувствовала, потому что в те времена у нас в Петербурге были популярны DA108 и Балтийский клан. Когда я начинала свою карьеру на радио «Рекорд», то помимо моей передачи был еще эфир у Фукса из Балтийского клана. Именно такой русский рэп я и прочувствовала. Это было не моё – слишком много проблемных текстов и пустых минусов. Я не пытаюсь сейчас критиковать тех, кто любит это направление. Просто оно мне не подходит. И таких тусовок, где были бы собраны MC, граффити, брейкданс и ди-джеи, у меня в России не было. Возможно, где-нибудь они и появились, но к тому времени я уже перешла на другой стиль музыки.

Ситуация изменилась за последние годы в России?
Не слежу за этим, хотя до сих пор покупаю хип-хоп и могу сыграть хип-хоп сет на какой-нибудь частной вечеринке. Но я сильно увлечена другой музыкой. И моё время, гастроли, работа не позволяют мне рыться в Интернете и слушать новых исполнителей и продюсеров. На данный момент я «живу в брейксе» – это то, о чем я могу говорить с полной уверенностью. Если я сейчас начну рассуждать о хип-хопе, то только об олд-скуле, потому что разбираюсь именно в нем. Не знаю, что в настоящее время происходит в хип-хопе, и не буду говорить о том, о чем не знаю. Хотя я люблю этот ритм, эту скорость, обожаю MC и с удовольствием работаю с ними сейчас. Но так получилось, что я перешла на брейкс. Моя любовь к хип-хопу не пропала. Просто она осталась в тех годах.

Кто для тебя идеальный МС?
Для меня это те, с кем я работаю. Например, Marvin из Германии, из маленького городка в районе Штутгарта. Если я выступаю в Германии, то всегда пытаюсь его вытащить. Мне ужасно нравится MC Chickaboo. Об МС, с которыми я не выступала, могу сказать, что MC Surreal очень нравится, который и поет, и читает. Просто крутейший голос! Majesty – моя мечта. Но я бы даже не работала с ней на сцене, а ограничилась лишь совместной записью трека. У нее офигительная читка. На самом деле у меня на примете много МС, с которыми я хочу записать треки. А что касается выступлений на сцене, то я отлично сработалась с MC Chickaboo, которой три-четыре года назад была присуждена премия «Лучший женский МС в мире». И она действительно этого заслуживает, она гениальна. Вместе мы уже несколько лет периодически встречаемся на крупных фестивалях типа Creamfields.

Совместные проекты у вас еще будут?
Писать мы вместе ничего не планируем. Мы работаем с ней на сцене. Например, в конце декабря я была в Германии и закончила работу над новым треком. Я отлично понимаю, какой МС мне нужен, но это не она. Я ни в коем случае не считаю ее плохой. Просто трек не подходит, поэтому и отправлю его другому человеку. Последний трек «Destination Planet Bass», который вот-вот выйдет – он записан с МС Flipside из США, с которым я познакомилась два года назад в Майами на Winter Music Conference. Я вскрылась от его голоса, но до сих пор не могла написать тот трек, в котором он мог бы звучать. И вот недавно мы его написали. Сегодня буду даже играть edit этого трека, где звучат голоса МС Flipside и MC Papalam из Питера. Трек не выйдет на виниле, но зато теперь есть запись с участием русского МС и с русским голосом. И вот когда я найду трек, в написании которого сможет принять MC Chickaboo, то мы, конечно, что-нибудь сделаем. Но я всегда сперва думаю о музыке, а потом уже о МС. Есть постоянные МС, с которыми я работаю. К примеру, Africa Islam. Композиции «Minimal» и «Records Back» были сделаны с ним в сотрудничестве. Но с Africa Islam все просто – он живет со мной рядом в Берлине, хотя и является американцем. Его всегда легко вытащить и сказать: «Приходи. У нас здесь такой минус. Начинаем. Вот тебе даже просто бит». Вместе с ним и Hardy Hard у нас получается втроем сесть и сказать: «Вот тема. Есть что постебать. Laptop Djs. Давайте!». У нас отлично получается, а главное – со смыслом. И в дальнейшем мы будем вместе работать, потому что это проще всего, быстрее всего.

А с российскими МС сотрудничаешь? Может быть с МС Жаном?
Ты что! (смеется) Я его знаю очень много лет. Он милейший человек, интересный и интеллектуальный мужчина, но это совершенно не МС в моем понимании. С российскими МС я мало знакома. Здесь, к сожалению, никого нет. Имелись немногочисленные попытки, но в итоге не срослось. Я действительно заинтересована в российских МС, но пока не могу ничего найти, чтобы мне нравилось. Никто не присылает демозаписей. К примеру, MC Papalam. Откуда он взялся в моей музыке: я его увидела на Казантипе. А когда вернулась в Питер, то сказала: «Мне нужно найти этого человека». Я его нашла и сказала: «Так. Смотри. Есть трек. Давай попробуем сделать edit». Мы что-то сделали, но не сошлись характерами и музыкальными вкусами. Но трек остался. На будущее ничего загадывать не буду, может быть что-то и получится, но совершенно в этом не уверена. Я уверена, что у нас в стране есть хорошие МС, просто я на них не попадаю. Так что если у кого-то есть что показать – покажите мне! (смеется)

Lady WaksКакие проекты запланированы на следующий год?
Мы делаем серию вечеринок Bass Planet в Берлине, потому что я являюсь резидентом лейбла Bass Planet, который принадлежит Westbam’у. Активно участвую в их подготовке и планирую привезти в Россию, поскольку мы уже объездили с ними все города Германии и Европу. Пора теперь и здесь показаться. Их легко организовать, поэтому просто подберем дату в какой-то момент – это будет стопроцентно. По написанию музыки много планов на следующий год. Я пытаюсь все свободное время проводить в студии в Берлине. У нас там много чего начато, а какие-то проекты уже подходят к концу. Помимо этого мы основали свой рекорд-лейбл под названием RecBag, который принадлежит Hardy Hard и мне. И первый релиз, который на нем выходит – «Records Back» с участием Africa Islam и куча ремиксов на эту композицию. Там присутствует минимал-техно ремикс от немецкого ди-джея, электро-хаусовый ремикс, переработка Baymont Bross из Испании. У нас получается нереальный интернациональный первый релиз: Испания, Германия, США, Россия, а также все стили и направления – жесткий брейк, минимал техно, хаус. В будущем планируем раз в полтора месяца выпускать на своем лейбле какую-нибудь продукцию. Также начинает работу лейбл In Beat We Trust, на котором будут выпускаться и московские ребята – это произойдет в конце января, но только лишь в цифровом варианте. Оригинальный трек, который выйдет первым, будет от Access Denied из Белоруссии. Если говорить о последних релизах, то наконец-то вышел «Shake It» с Hardy Hard и Afrika Bambaataa, выпуск которого явно задержался. В принципе готов Destination Planet Bass, но мы думаем еще добавить туда еще один новый трек, который сделали в декабре.

Почему Breaks Arena в этом году прошла на Казантипе?
В Санкт-Петербурге прошлой зимой запретили проводить мероприятия в «Юбилейном», и ни одного танцевального фестиваля с тех пор не было. У нас осталось крайне мало площадок – «Ленэкспо», «Кадетский корпус», какие-то заводы – но там фестиваль устроить не получилось. Это вовсе не означает, что мы не хотим проводить его в будущем. Честно говоря, сейчас пытаемся сделать Breaks Arena в конце апреля. У нас намечена дата. Помещение будет небольшое, потому что проведение крупных рейвов нам запрещено. Ищем спонсоров, так что если у кого-то есть средства – пишите мне. (смеется) Собственно, денежных средств нам и не хватает, чтобы провести грандиозное событие Breaks Arena. На прошедшем Казантипе у нас хотя бы что-то получилось, был отличный привоз артистов. Я была очень рада и осталась довольна мероприятием. В следующем году это событие уже стопроцентно пройдет летом на Казантипе. Насчет состава пока сказать ничего не могу. Ни одного контракта еще не подписано, поскольку Казантип – такое мероприятие, когда все делается в последний момент. Нужно сильно посуетиться, чтобы все получилось так, как надо. И, в конце концов, все получается. Я не могу подписывать какие-то контракты до тех пор, пока не определена точная дата проведения фестиваля и не согласованы прочие условия. Нужно ждать новостей от Казантипа, от Никиты. Сначала нужно достичь определенных договоренностей с ним. И только после этого я уже буду работать в направлении букинга. А так, конечно, у меня есть свой желаемый букинг в голове, но озвучивать его не буду, потому что боюсь сказать и не выполнить. Что касается апрельского мероприятия, то мы нашли помещение, есть состав артистов, есть дата, и мы уже рассылаем коммерческие предложения. Могу с уверенностью сказать, что Breaks Arena будет всегда и никуда не денется.

Расскажи о вечеринках In Beat We Trust в «Тоннеле». Что-нибудь изменилось в связи с последними событиями?
По сути ничего не поменялось, кроме названия клуба, который теперь называется «Underground». Все остальное – то же самое. Это очень крутой клуб с хорошей саундсистемой, идеальным дизайном для меня, помещением в виде бомбоубежища и молодой публикой, против которой я ничего не имею. Но я хочу делать вечеринки еще в одном месте, которое появится буквально через два месяца. В Санкт-Петербурге откроется новый клуб на восемьсот человек в помещении Варшавского вокзала. Там стартуют вечеринки In Beat We Trust для более взрослой публики, с фейсконтролем, с более дорогими билетами и немного другими артистами. Там тоже будет брейкс, но более легкий. Раз в месяц. Но в «Underground» ничего не пропадет. Многие меня осуждают за то, что я там работаю и нахожусь. Но им я могу сказать, что «Тоннель» для меня в Петербурге и моментами в России является той ступенькой, где мы даем молодым ребятам музыкальный вкус, преподаем брейкс. Поэтому как мы им сыграем, что мы им сыграем, то они и будут слушать. Оттуда я не уйду никогда, потому что на мне лежит обязанность нашу молодую публику к чему-то подтолкнуть. У меня есть, что показать. И почему бы этого не сделать?

Lady WaksКакие сложности возникают в процессе организации вечеринок в России?
Сложности возникают в любой стране – как в России, так и в Германии. Хотя в Германии, исходя из моего опыта, легче окупить мероприятие за счет входа. Я не буду говорить о России в целом. Скажу лишь о Санкт-Петербурге. Существуют проблемы с клубами и со стоимостью их аренды. Велика проблема с привлечением спонсорских средств к мероприятиям в стиле брейкс. Намного легче привлечь деньги на организацию вечеринок в стиле Pacha. Но я не собираюсь организовывать вечеринки в стиле Pacha. (смеется) Есть определенные сложности во взаимоотношениях с официальными властями. Но я, слава богу, не занимаюсь такими переговорами и заниматься ими не хочу. У нас в России есть люди, которые умеют решать подобные проблемы. Если это клуб, то переговоры осуществляет администрация клуба. Если площадка уровня «Юбилейного» – то у них также все отлажено и четко в этом направлении. Мы как-то пытались арендовать помещение бывшего универмага для проведения вечеринки, но не нашли нужных контактов. В итоге у нас не было уверенности, что мы отобьем вложенные средства и не потеряем их.

Чем отличаются московские площадки от питерских? В Москве меньше приходят на брейкс?
Сегодня четверг, и в клубе собралось достаточно много народу. В Питере в четверг вообще бы никто не пришел. Поэтому я даже не могу себе представить, что там провела бы вечеринку в четверг. Чем больше народу будет ходить, тем дальше мы будем идти с вечеринками We Are The Breaks в Москве. А чем больше мы продадим билетов на вечеринку, тем больше сможем позволять себе в мечтах. Stanton Warriors, Plump Dj’s – это те, кого мы не можем привезти по финансовым моментам. Если будет достаточное количество билетов, то приедут те, кого вы мечтаете увидеть. А иначе москвичам придется ездить в Санкт-Петербург. (смеется)

А сама атмосфера московских вечеринок отличается от питерских?
Отличается тем, что здесь брейкс-движение не так сильно развито, как в Питере. Если в Москве вечеринки We Are The Breaks проходят сейчас восемь месяцев в год, а года три назад я провела около семи вечеринок в клубе «Город», то в Петербурге я делаю это уже восемь лет подряд по вечеринке раз в месяц. У нас уже третье поколение прошло. Я часто вижу ребят, которые в какой-то момент пропали, а теперь вновь начали ходить на наши вечеринки и говорят мне: «У нас уже ребенок вырос. Мы теперь можем его одного с бабушкой оставить дома. Так что жди на пати!» Я вижу эти поколения, которые передают брейкс-культуру дальше. В Санкт-Петербурге нас много. У нас своя публика, свои фанаты. У нас, конечно же, все по-другому. В Москве это тоже когда-нибудь будет. Брейкс-культура здесь уже присутствует, но о ней мало кто знает. Просто должно пройти время. К примеру, у меня радиопередача раз в неделю, в которой я играю отборный брейкс. В Москве вы не можете этого услышать. Я когда-то работала на «Мегаполис ФМ». Мне выделили эфир, и я его вела. Но в какой-то момент некорректным образом была «слита» московскими ди-джеями, которые поигрывали брейкс, но уж никак не являются основателями брейкс-движения, хотя и стучали себя в грудь, приговаривая: «Мы отцы брейкса в Москве!» А сейчас я уже не слежу за их деятельностью. Меня слили – я ушла.

Про регионы что скажешь? Какова ситуация с брейксом там?
По-разному. Брейкс любят везде, но очень многие регионы не знают, что это брейкс. Мне сложно судить о ситуации в регионах, поскольку гастролей по России в настоящее время у меня мало. Если раньше я чувствовала, что происходит в российских регионах с брейкс-движением, то сейчас я уже этого не чувствую. Остались какие-то отдельные моменты. Обожаю город Иваново, клуб «Бомба», хотя там тоже много чего изменилось. Когда-то были «Огни Уфы» – идеальный клуб, который куда-то взял и пропал. Калининград, клуб «Вагонка». Я не езжу ни к каким другим промоутерам, кроме как к Андрею Исакову, потому что работаю с ним уже семь лет. Вообще предложения из регионов поступают. Скоро поеду играть во Владивосток и Хабаровск. Местные промоутеры зовут меня уже целый год, но я не была готова лететь такое расстояние просто так, поскольку очень устала от перелетов. Сейчас получается, что лечу туда, после этого выступаю в Шанхае, а потом лечу в Токио. Мне удобно, я лечу в одном направлении. Любые свои передвижения я делаю в рамках туров. Например, недавно я была месяц в Австралии и выступила там девять раз. Если меня пригласят в следующем году, то я прилечу на два месяца, потому что длительные перелеты доводят до нервных срывов. Один у меня был в прошлом году в аэропорту Лондона, после чего мне не дают визу в Лондон. Мой паспорт трижды оказался на лице пограничника. Рейс в Санкт-Петербург отменили и пытались поселить в какую-то гостиницу, а я отказывалась заполнять анкету и просила быстрее отправить меня в Питер. На самом деле, тогда я просто устала от бесконечных перелетов.

Как проходят твои российские гастроли?
Если я гастролирую по России, то встречаюсь с одними и теми же людьми, промоутерами, посещаю одни и те же клубы. У меня нет желания и сил прилететь в какой-нибудь новый город, к непонятно каким промоутерам и видеть, как «горит» моя вечеринка. Я лечу только тогда, когда знаю, что там хорошо. Соответственно, это одни и те же места. Мой агент в Европе забивает даты намного быстрее, чем российский агент, а это существенно влияет на мои гастроли. Это не означает, что профессионализм российских агентов ниже, чем европейских. Просто здесь меньше интересных запросов, меньше качественных промоутеров.

А что ты можешь сказать о молодых талантах в брейксе?
Во-первых, это Lexani, резидент In Beat We Trust. Он у нас самый молодой. Наше солнышко. Человек, с которого никогда не спадает улыбка. Он отличный ди-джей, которого я когда-то просто вытащила из толпы. Он был одним из самых моих активных фанатов, который как-то сказал: «Вот я пластинки покупаю!» Все круто. Давай – вставай. Периодически я беру его с собой на гастроли по каким-то городам. Что касается продюсеров, то у нас в России очень много молодых дарований – из Владивостока Breakzhead, например. Spaz из Нижнего Тагила, у которого есть также псевдоним Kid-Digital – талантливый парень, которого я открыла для себя очень-очень давно. Из московских мне очень нравится звучание Freespace. Из питерских – Дмитрий Голицын (Golitcin), у которого есть свой собственный стиль. Когда я слышу его музыку, то понимаю, что это – его музыка. Респект ему за то, что он создал свое звучание, которое работает – у него уже несколько релизов за границей. Если кого-то я забыла упомянуть, то дико извиняюсь. Молодых талантов у нас действительно много. И если хотите узнать о них больше, то слушайте мою передачу на Радио Рекорд, где я пытаюсь максимально представить русских продюсеров и их треки. Я очень счастлива, что сейчас происходит на российской брейкс-сцене. На днях у меня буквально открылось второе дыхание. Я очень долго что-то делала и получила отдачу в этом направлении. Я пишу музыку, Голицын пишет, а что дальше-то? Где все остальные? И вдруг они просто посыпались. И это круто, потому что они делают это на профессиональном уровне. Россию знают, любят. Так же и Белоруссию – Access Denied, 4Kuba. Крутейшие ребята! В Испании, например, брейкс сейчас находится на высоте. Я часто играю в Испании, смотрю на реакцию клабберов, которые положительно отзываются о русских: «Russian breaks – это вообще! Russia!» В такие моменты я горжусь нашими ребятами.

Кто из наших брейкс-артистов известен за рубежом?
В Испании, например, распространен саунд Access Denied, причем намного больше, чем в России, Беларуси или других русскоязычных странах. Их там обожают и любят, потому что они играют на известных фестивалях. Их имена стоят после англичан. Это касается и 4Kuba. А недавно я была вообще шокирована. Меня позвали играть на фестиваль, где выступали только девушки ди-джеи. Я всегда отказываюсь играть на такого рода мероприятиях и обычно отвечаю организаторам: «Мне все равно, девушкой или мужчиной является ди-джей. Главное, чтобы играл хорошо. Я не собираюсь устраивать среди одних девушек какой-то показ». Я спрашиваю о составе. Мне отвечают, что будут выступать Odyssey, Dj Icon – моя хорошая подружка из Сан-Франциско, Beatman & Ludmilla из Чехословакии, Flore из Парижа и еще около пятнадцати испанских ди-джеев – люди, которых я хорошо знаю и уважаю. Но хедлайнером оказалась я. (смеется) Действительно, первое место на афише, самое лучшее время сета. И вот тогда я поняла, что в Испании Россию уважают.

Тяжело быть девушкой ди-джеем? Ну, кроме того, что сумки таскать.
Мне уже не тяжело, потому что я слишком давно этим занимаюсь. Девушке ди-джею намного легче добиться первоначального результата, обратить на себя внимание, но намного сложнее остаться там, куда попала. Красотка ты, помогают ли тебе – тебя засунули в эту культуру, поставили на это место. Но как быстро загорелась звезда, так быстро она и потухнет, если ты не сможешь поддерживать ее дальнейшим продуктом. Я работаю в сфере организации вечеринок, веду передачи на радио, пишу музыку уже десятый год. Мне уже не тяжело, но и ни капельки не легче. Я нахожусь в отношении с артистами так, что там идет речь не о девушке, не о Lady, а о Waks. Я отлично понимаю, что если остановлю свою деятельность, перестану писать музыку, проводить вечеринки, то быстро упаду с этой лестницы, по которой поднималась так долго. Главное – заниматься своим делом, любить его и пытаться добиться каких-то больших вершин во всем, что ты делаешь. Даже если это дизайн, как у меня.

Lady WaksКстати, по образованию ты дизайнер. Расскажи, каким образом ты применяешь дизайнерские навыки в своей повседневной деятельности?
Я оформляю все, что выходит на лейбле Westbam’а – лэйауты, логотипы, имидж, «яблоки» пластинок, обложки – это полностью моих рук дело. Последний альбом, новый логотип, концепт стиля Atomic Hooligan оформлены мною. Вся продукция для вечеринок In Beat We Trust, лейбл Rec Back, все флаера для вечеринок Bass Planet тоже идут в моем исполнении. Я занимаюсь дизайном не ради денег, и меня «не купить» как дизайнера, если мне это не нравится. Конечно, какие-то предложения со стороны были, но я от всего отказывалась, потому что мне они были неинтересны. Я занимаюсь дизайном для удовлетворения своего «я». Последние две ночи я не спала, а делала футболки. Скоро у нас будет куча футболок In Beat We Trust – женских, мужских, четыре варианта. И с пятнадцатого января их можно будет купить в магазинах по всей России. И, конечно же, я много рисую. От руки. Клипартами и готовыми рисунками не пользуюсь. Поэтому даже любая клякса, которую вы увидите на продукции In Beat We Trust, сделана мною. (смеется)

Ты выступала в Китае. Что можешь сказать о клубной жизни в этой стране?
Я езжу выступать туда один раз в год уже на протяжении четырех лет. Играю для клуба Baby Face. Их двенадцать штук по всему Китаю, и они все одинаковые – по дизайну, по интерьеру, по всему – потому что построены одним человеком. Но клуб отличный. Китай – страна, в которой я чувствую себя, как дома. В городе Гуанчжоу знаю все магазины, которые мне нужны, и места, где можно вкусно поесть. Там комфортно. В прошлый раз я провела в нем три недели. В этот раз я полечу всего лишь на пару недель, так как после этого поеду в Японию.

Ты так много путешествуешь по миру. А когда музыку писать успеваешь?
Если я два выходных дня играю в Европе, то оставшуюся неделю с понедельника по пятницу провожу в Берлине, в своей студии. В Петербург смысла ехать нет. Когда между гастролями у меня появляется свободное время, то я его трачу на написание музыки. Сколько у меня свободного времени – столько музыкального продукта я выпускаю.

А отдыхаешь как?
В Австралии отдыхала. Неделю провела на Sunshine Coast. Научилась кататься на сёрфе. В Окленде была в Новой Зеландии. Сделала прыжок с самой высокий в мире башни, приспособленной под скай-джамп. Триста метров. Подумала, что если мне и предстоит умереть, то это произойдет здесь, в Окленде. (смеется) В 2008-м году это для меня был тот отдых, который я хотела. В Китае собираюсь отдохнуть. Обычно я состыковываю свой отдых со своим гастролями, поскольку появляется возможность увидеть много красивого. Зачем лететь в страну отдельно, когда я могу просто подольше остаться в ней после своих выступлений?

Автор: Родион Нагорный | По материалам сайта nightparty.ru