Rave.by

Все это бит10.06.2009

Бит-сцена явно набирает обороты, но информации об этом музыкальном явлении мало. Мы решили все это дело более-менее упорядочить.

ЛОС-АНДЖЕЛЕВСКИЙ БИТ
Текст: Андрес Рихес

Лос-Анджелес — один из новейших городов в мире. Это родина голливудских мыльных опер, генетически модифицированных актрис и нестандартных политиков. Но в противовес центральной части города, золотым пляжам и обветшавшим домам в неблагополучных районах существует явление, вероятно, не касающееся и половины коренных жителей Лос-Анджелеса. Я имею в виду «крутую хрень».

Эндрю Лоджеро (ArtDontSleep): "Существует мощное, очень мощное движение прекрасного искусства, сочетающего все модные направления. Оно похоже на... не знаю, как сказать, короче, оно ещё не в расцвете, потому что только народилось. Но там столько народу привлечено, оно настолько обширное, что трудно знать о каждом, если ты не задашься целью объехать весь город. В общем, красота происходит".

В любое время можно заскочить в «Poo Bah Records» и обнаружить гнездящегося за компьютером Рас Джи (Ras G), разбирающегося в только что завезённых пластинках и проигрывающего свои миксы через звуковую систему, установленную в этом музыкальном магазине. Растаманский продюсер и диджей всегда держит наготове свежий микс из битов и треков от лучших создателей ломаной музыки (также, впрочем, и косяк всегда при нём), и нередко можно встретить этих же товарищей в живую, копающихся в закромах «Poo Bah».

Ребята вроде Самияма (Samiyam), Flying Lotus, Take, Ta'Raach и сам Рас — всего лишь несколько имён среди столь многих творчески настроенных голов, колесящих по городу и пишущих замечательные мощные пластинки. А места вроде «Poo Bah» (который сам по себе - передовая линия этого движения) толкают эти пластинки в массы. Этот затейливый магазин — единственный в Штатах, который предлагает последние релизы японской цитадели Jazzy Sport, Beat Dimensions, All City и других прогрессивных и новаторских лейблов. «Poo Bah», к тому же, не просто музыкальный магазин, но ещё и лейбл.

Рас Джи: «Я толкаю этот бит в мир. Я продавал эти пластинки самым разным людям. Dr. Who Dat? - он же Джнейро Джанэл (Jneiro Janel) — и его «Beat Journey»? Его пластинки я продавал белым старушкам. Flying Lotus я сбагривал дальнобойщикам, а Geology – учительницам. Я просто распространяю эту музыку. Они нечасто могут её услышать, так что когда они слышат, им крышу сносит. Это золотое правило музыкального магазина, которое объясняет, почему так много магазинов виниловых пластинок позакрывались. Просто надо заинтересовывать покупателей, давать им новую музыку, чтобы они возвращались обратно. Чтобы каждый раз они испытывали новое чувство, говорили: «Что это? Я никогда такого не слышал!» Вот что должен делать музыкальный магазин».

Где-то в другом месте в Лос-Анджелесе, в крохотном многоквартирном доме, рождаются самые мощные и интересные звуки и биты. Фасад этого здания может быть совсем непритязательным, но стоит вам попасть внутрь, как вы увидите огромный внутренний двор с монтированной сценой, стеклянной клеткой, в которой живёт 2х-метровая змея, и разукрашенные в странной манере стены, потолок и другие поверхности. И всё же ничто не сравнится с тем, что откроется взору, попадите только на второй этаж в скромно обставленную квартиру. Самиям сидит дома, пьёт зелёный чай, показывает мне какие-то биты на своём Макбуке (от которых у меня вот-вот лопнет башка). Сэм равнодушно принимает мои комплименты и начинает рассказывать о близком ему сообществе: «Здесь целая куча народу, и это круто, потому что все вроде как на одной стороне. Может, конкуренция и существует, но люди поддерживают таких, как я, которые особенно не высовываются».
Сэм — жутко талантливый парень. Можете спросить у его соседа, а это не кто иной, как Flying Lotus, тоже крайне важная персона на бит-сцене Лос-Анджелеса. Но Сэм и Лотус — всего лишь два имени среди целого множества. Назвать их всех — не значит объяснить суть того, что происходит в Лос-Анджелесе, но именно эти ребята ответственны за то, что этот город стал пристанищем новой музыки: The Gaslamp Killer, Oh No, Blu, Ta'raach, Dibiase, Exile, Nobody, Cashusking, Daedelus, Джорджиа Энн Малдроу (Georgia Ann Muldrow).
Самые разные влияния замешаны в музыке, выходящей из города, но факт в том, что цвести Лос-Анджелес заставляет сильное воздействие музыки J Dilla и Детройта. Джеймс Йансей (J Dilla) провёл последние годы жизни в Лос-Анджелесе и работал со многими местными товарищами. DJ House Shoes, Ta'Raach, Illa, Jay, Самиям, Snowman и DJ Haircut только усиливают связи этих двух городов.
Flying Lotus: «Я не бываю на вечеринках, на которых не услышишь хотя бы один трек J Dilla. Лейбл Stones Throw тоже находится здесь, так что его влияние тоже значимо, но Дилла и Лос-Анджелес — это особая история. У Диллы своеобразный стиль, фанковый, но очень расслабленный. Именно такую музыку мы любим».

Несмотря на влияние Детройта, Лос-Анджелес остаётся самим собой. Город кипит. Творческое сообщество атакует своими сочинениями, разбивающими стандарты в пух и прах. Где-то здесь существует целый мир диджеев, музыкантов, МС, художников и других творческих людей, сталкивающихся друг с другом и создающих невообразимые вещи. Коллективы вроде Mochilla, Dublab и ArtDontSleep — ключевые объединения в этом сообществе, заставляющие двигаться весь этот организм вперёд. Mochilla причастна к проектам «Brasilintime» и «Keepintime», которые свели вместе легенд африканской и бразильской перкуссии с ребятами вроде Madlib, J. Rocc, Cut Chemist. Другой коллектив, Dublab, занимается радио со времён появления интернет-радио вообще и транслирует сеты и миксы, отражающие роль диджея как собирателя звуков, по всему городу. В это же время ArtDontSleep исполняет функцию сообщества без определённого назначения и рамок. Коллектив, возглавляемый Эндрю Лоджеро, устраивает вечеринки и концерты, а также успело выпустить замечательную компиляцию «From L.A. With Love», на которой представлены такие имена, как Gaslamp Killer, Flying Lotus, Yesterday's New Quintet, Карлос Ниньо (Carlos Nino), Мигель Этвуд Ферджасон (Miguel Atwood Ferguson) и Джорджиа Энн Малдроу.

Эндрю Лоджеро: «Когда мы только начали, это были нелегальные арт-шоу. Я говорю «нелегальные», потому что они проходили в форме вечеринок. После этого я вроде как пошёл сам по себе, стал устраивать вечеринки по всему городу: на складах, крышах, под мостами, на чердаках... А в прошлом году всё это свернуло на новый путь, мы хотим объединяться с Mochilla и Dublab, чтобы делать легальные мероприятия, быть ближе к людям. На самом деле мы просто хотим взорвать музыкальное сообщество Лос-Анджелеса, снаружи или внутри».

На каждого вышеназванного музыканта приходится десяток других, пытающихся создать следующий звук, а не повторять механически уже прозвучавший. «Вот уже некоторое время здесь рождается музыка, - объясняет Майк (PoeT) в аннотации к компиляции «From L.A. With Love». - Движение XXI века — это явное последствие того чародейства, которое творилось здесь в 50-е с авангардными творцами вроде Орнетта Коулмана (Ornette Coleman), Эрика Долфи (Eric Dolphy) или Pan African People's Arkestra Хораса Тапскотта (Horace Tapscott). Сентрал Авенью в своё время была архипелагом ночных джем-сэшнов. Сейчас же ночные вечеринки на крышах под сенью небоскрёбов подтверждают, что в наше время, время войны, растущих цен на топливо, инфляции и вечных пробок, музыка как никогда лечит. Поиски чего-то нового ведут художников и музыкантов Лос-Анджелеса».

АМСТЕРДАМСКИЙ БИТ
Текст: Джез Смаджа

Rednose DistriktВсего пять остановок на метро от Центральной Станции и вы попадаете в «Wibautstraat», место, где строятся новые студии для ведущих нидерландских «битмейкеров». Когда мы приезжаем туда поздним вечером в понедельник, я замечаю Стивена де Певена (Steven de Peven), половину Rednose Distrikt, в холле, взвалившего на плечи деревянные планки. Мы помогаем ему занести эти планки на шестой этаж здания, в помещение под новую студию, чтобы потом рабочие могли сделать из этих планок перегородки второго этажа, которые по теоретическим подсчётам должны способствовать звукоизоляции. Говорят, что Битлз подкладывали водоросли в простенки студии Abbey Road для этих же целей, но команда Rednose не намерена сдаваться.

«Водоросли, значит? А они разве не начинают со временем... пахнуть? Может, нам стоит попробовать запихать туда кексы? Или блинчики? Или лучше «струпвафлены» (голландские карамельные вафли)? - размышляет Стивен. - По крайней мере, они будут вкуснее изоляционной пены».

Расположенная в здании, где раньше дислоцировалась редакция еженедельной газеты De Volkskrant, помещения студии Wibautstraat быстро заполнились арендаторами. Можно не задерживаться в мультипликационной студии, где дизайнеры рисуют своих персонажей, не обратить внимание на архитекторов, которые свесились над столами в другом офисе, или упустить из виду танцоров, тренирующихся на первом этаже; но 5 и 6 этажи вас наверняка заинтересуют, поскольку они захвачены музыкальными талантами Амстердама. Прямо под студией Rednose Distrikt можно встретить Тома Траго (Tom Trago) - «голландский ответ Флаин-Лотусу», как нам сказали, - битмейкер, чьи вечеринки «08Bar» собирают самый свежий сок музыкальной тусовки. Музыканты создают биты в режиме реального времени или приносят CD-R-диски прямо из студии, только что записанные. Потом, в конце коридора, где в воздухе стоит запах травки, голландский хип-хоп ветеран INT репетирует в студии с MC Melodee, а в подвале Kid Sublime пишет свои биты дни и ночи напролёт.
Голландская любовь к битам восходит к временам бытования магазина «Fat Beat», который закрылся в 2006, но в котором работали многие ключевые фигуры бит-движения: Melodee, Стивен из Rednose и Gee, который сейчас открыл магазин, специализирующийся на продаже модных кроссовок. Но в наши дни появилось целое поколение музыкантов и лейблов, связанных с лейблом Kindred Spirits и магазином и компанией дистрибьюции Rush Hour. От лейбла Dopeness Galore, самым нашумевшим релизом которого можно назвать «The EP» дуэта Frank-N-Dank, до Faces Records и Appletree Records c их подопечными Sotu The Traveller и Луи Бордо (Luis Bordeaux), а также серию подлейбла Kindred Spirits Nod Navigators, которая представила INT, Тома Траго, Mweslee и свежак от Javaanse Jongens... Список можно продолжить.
В то время как хип-хоп музыканты вроде Пита Филли (Pete Philly) и Perquisite и Opgezwolle заслужили национальное доверие, попав в поп-чарты Нидерландов, последователей инструментальной линии захлестнула волна популярности после таких релизов, как серии Nod Navigators, 12-дюймовки Тома Траго, выпущенной под эгидой 08Bar, а также компиляции «Beat Dimensions», объединившей Джей Скарлетт (Jay Scarlett) и Cinnaman.

“Я встретился с Джеем где-то четыре года тому назад, - говорит Юри (Cinnaman). - Он приехал в Амстердам на несколько дней с Морганом Спейсеком (Morgan Spacek). Тогда мы и подумали о том, чтобы выпустить весь тот материал, который постоянно играем, ведь не вся музыка выходила официально. Тогда была компиляция лейбла Raw Fusion, уже появилась серия “The Sound of L.A.”... Разумеется, сейчас уже выходит намного больше материала. А тогда это всё была музыка с «Майспейса». Вот мы и решили, что нужно вытащить её оттуда, донести до людей, которые на «Майспейсе» не бывают. Так родилась идея создать компиляцию «Beat Dimensions»”.

Представив такие имена, как Super Smoky Soul из Японии, Up Hygh из Швеции, Хадсона Могавка (Hudson Mohawke) из Глазго, Mweslee из Испании, Black Pocket, более известного как Стив Спейсек (Steve Spacek), компиляция доказала, что любовь к похожей музыке может объединить музыкантов по всему земному шару.

«Это было то, что мне действительно нравилось в «Beat Dimensions». В то время как «The Sound Of L.A.» фокусировалось только на Лос-Анджелесе, мы стремились показать, что это мировое явление. Так много людей, родившихся в 82-83 годах и заставших времена становления хип-хопа, делают ту же музыку в наши дни. Все они — люди одного поколения, им нравятся одни и те же вещи, просто они живут в разных частях планеты».

Кроме самой компиляции, Юри устраивал одноимённые вечеринки на регулярной основе, в рамках которых Хадсон Могавк и Майк Слотт (Mike Slott) играли одну ночь, а Flying Lotus и Самиям — другую.

“Флаин-Лотус и Самиам впервые играли вместе биты в моей студии, когда мы пригласили их выступить на вечеринке «Beat Dimensions», - добавляет Юри. - Они познакомились двумя днями ранее в Лос-Анджелесе, но впервые играли вдвоём у нас. Это было что-то! Они весь день курили какие-то левые косяки, я в итоге чуть сознание не потерял где-то там в углу».

За неделю до сдачи этого материала в печать, Том Траго и Юри отыграли первое живое шоу в Клубе 11, который находится на 11-м этаже офисного здания. Чтобы попасть в сам клуб, нужно пройти по длинному коридору с разграфиченными стенами, залепленными флаерами, а потом проехаться на грузовом лифте, из которого тебя «вынесут» взмокшие рейверы прямо на танцпол. С большими прожекторами, свисающими прямо с высоких потолков, и захватывающими дух видами из окон, это место было украшено выступлением Юри и Траго, которые устроили настоящее путешествие в старый детройтский саунд. Довольно сказать, что место было крайне накалено.
Однако Амстердам — не единственная точка, где можно найти несколько занятных еженедельных вечеринок, или фристайл-джэмов, как например в 08Bar в The Duivel, или deHop, вечеринки, на которых МС, вокалист и художник граффити создают готовую 12-дюймовую пластинку за ночь. Есть ещё город Девентер, который представляют Javaanse Jongens - группа музыкантов, среди которых Луи Бордо и Николай, который сам родом из Южных Нидерландов. Видите ли, Голландия — страна, в которой Madlib так же популярен, как Lil Wayne, и это отражается в музыке, которую пишут в этой стране, - как на популярных хип-хоп-исполнителях, так и на андерграундной бит-музыке, о которой нам ещё предстоит услышать в ближайшие месяцы. Так что слушайте внимательней и ничего не пропустите.

ГЛАЗГО
Текст: Бэн Вергезе

Когда я впервые ехал в Глазго, я всё гадал, как же я узнаю того парня из интернет-магазина Nuff Style, с которым назначил встречу на вокзале. Короткое сообщение рассеяло моё волнение: «Я держу в руках коробку с пластинками, на ней твоё имя». За встречей последовало тёплое дружеское объятье и короткая экскурсия по городу, но времени копаться в музыкальных магазинах Глазго уже не оставалось... Мы должны были успеть в Школу Искусств на вечеринку Baller's Social Club. К тому же я и так был нагружен коробкой виниловых прелестей от Фрэнка Дабья (Frank Dubya) — подборкой самых звучных имён местной бит-сцены, в довесок к которым прилагались релизы французского лейбла Musique Large и японского лейбла Circulations. Любовь Фрэнка к битам вылилась в то, что он активно поддерживает всех местных музыкантов, диджеев и деятелей искусства, продвигая их в тусовку LuckyMe, которая базируется в Шотландии, но ориентирована на мировую сцену.
История LuckyMe началась, когда жители Эдинбурга, Мартин Флин (Martyn Flyn) aka FineArt и Доминик Фланиган (Dominic Flanigan, также известный как Summel), были студентами Школы Искусств в Глазго. Оба хотели большего от музыкальной сцены, поэтому запустили вечеринки в Stereo. Там они познакомились с Россом Бирчардом (он же Хадсон Могавк), который согласился крутить пластинки без гонораров, несмотря на свои ранние заслуги перед DJ-движением. Вместе Summel и Хадсон Мо создали Surface Empire, одно из многочисленных объединений LuckyMe, выпустив в 2005 году пластинку и заработав репутацию «своих» на шотландской хип-хоп сцене.
Я впервые столкнулся с Хадсоном и Саммелем на чумовой вечеринке в честь выхода альбома Black Pocket в Лондоне в июне 2007-го. Тогда Хадсон оставил своего товарища Стива Спейсека и толпы фанатов, вечно требующих продолжения вечеринки, для того чтобы сотворить неописуемый лайв, колошматя о клавиатуры и замучив Ableton и Serato.
За неделю до того он играл в Big Chill Bar вместе с семьей Beat Dimensions рядом с Майком Слоттом, с которым он составляет проект Heralds of Change. Связь с такими людьми, как Cinnaman и Джей Скарлетт способствовала появлению трека Хадсона Мо "Trace" на сборнике "Beat Dimensions Vol.1", но влияние его музыки на этом не ограничилось - благодаря радиопередаче BTS Эндрю Меза (Andrew Meza) масса фанатов битов за Атлантикой услышала его пластинки.
Сам же Хадсон, несмотря на впечатляющую славу, не наводит шум по этому поводу, будучи в центре внимания как бы поневоле. После вечеринки в Baller's Social Club он стоит на улице в приподнятом настроении, шутит по поводу дабстеп-публики (что мол, процентное соотношение мужчин значительно меньше женщин) и доводит до ярости Саммела, пытаясь одолжить у него деньги. Вечеринки The Baller's стали базой для разрастающейся семьи, которая может отточить свои навыки на публике.
The Ballers можно принять за обычную студенческую вечеринку, пока вы не услышите характерные звуки, вырывающиеся из чудовищного сооружения из самодельных колонок, высота которых достигает потолка. "Они принадлежат одной из местных регги-групп", - объясняет нам Саммел. В ту ночь вместе с Хадсоном Мо выступает ещё один продюсер из LuckyMe, Расти (Rustie), чьи идеи смешивать корявый дабстеп с мощной электроникой вылились в EP "Jagz the Smack". Окутанный неоновым светом, Расти заряжает толпу своим ремиксом на "Spliff Dub" от Zombie, вышедшим на лейбле Hyperdub, принадлежащем дабстеп-музыканту Kode9: "P-p-put da evil away!"
К концу ночи публика рассеивается, и сообщество LuckyMe останавливается на тротуаре в освещении уличных фонарей: Хадсон, Саммел, Расти, FineArt и промоутер Джои Когхилл (Joe Coghill). Мы запрыгиваем в машину Саммела, переполненную диджеями, их подружками и пластинками, и начинаем разговаривать о планах на будущее этого коллектива. Например, об альбоме «Heralds of Change», готовящемся к выходу на дублинском лейбле All City. Там же выйдет серия "Beatstrumentals", в рамках которой семь битмейкеров с разных частей света издадут по одной семидюймовой пластинке. "Для моей пластинки я приготовил два трека, которые, собственно, представляют собой глубокое техно и эйсид, но записанное на скорости 33. Думаю, вся эта затея обещает получиться довольно занятной", - рассказывает Хадсон, пока мы едем по пустынным улицам Глазго.
В общем, 2008-ой год здорово смотрится для этих ребят, с их многочисленными лайвами, ежемесячной радиопередачей на Samurai FM, а также дебютным альбомом Хадсона на лейбле Warp и первым релизом LuckyMe на виниле, который одновременно стал сигналом к запуску одноимённого лейбла. Эти двадцатилетние молодые люди, презирая всё модное, используют максимум собственных ресурсов вместо того, чтобы разоряться на дорогостоящем оборудовании. Саммел подводит итог: "Быть пуританином по отношению к антипуританскому оборудованию - вот какой философии мы следуем. Нашу музыку поддерживает стиль, идея, а не примочки каких-то навороченных программ".
Выглядывая в окно поезда, который вез меня обратно в Лондон, я начал строить планы на следующую поездку в Шотландию, чтобы охватить не только LuckyMe, но и территории севернее... Может, податься на фестиваль Tryptich и послушать Mweslee или Миланиз Ландструм (Milanese v. Landstruum)?..

ЛОНДОНСКИЙ БИТ
Текст: Бэн Вергезе

Страсть к бит-инструментализму в Англии имеет давнюю историю. В начале 80х Soul II Soul ввели “ухающий басс для улыбчивых рас”, цитируя их же собственный трек. Затем возникло целое движение Massive Attack и Tricky, грувы Young Disciples, хип-хоп от Pogo и MC Mell'o, семплированные пластинки Reinforced, а за ними лейблы Mo'Wax и Ninja Tune.
Все эти музыканты стали наставниками новому поколению. Трики основал лейбл Brown Punk в Бристоле, а в Лондоне фронтмен Attica Blues Тони Нвачукву (Tony Nwachukwu) и Чарли Дарк (Charlie Dark) занялись делом будущего. В Восточном Лондоне проходят вечеринки вроде CD-R, House Party, Shhhhh и Deviation — ищите свежую кровь именно там.
После очень успешной семидюймовой пластинки от Пола Уайта (Paul White) лейбл Алекса Чейса (Alex Chase) One-Handed Music представляет музыканта Bullion, микс которого, носящий название «Pet Sounds: In the Key of Dee» так и не вышел в свет, зато моментально разошёлся по рукам диджеев по всему миру. Bullion начинал как участник вечеринок в клубе Cafe 1001, которые устраивал Architeq (он же Сэм Аннанд), а тот, в свою очередь, после закрытия клуба переехал из Данди, Шотландия, в Лондон и вскоре выпустил первую пластинку на Trik Records. Том Джайлс (Tom Giles), более известный как Cause Four, крутил пластинки в том же месте, и его релиз «Blue on Blue» увидел свет на D.C. Recordings. «Среди нас немногие бороздят одно и то же поле, - объясняет он. - Некоторые называют свою музыку «пост- J Dilla», но хотя и все мы уважаем его музыку, он не главная побуждающая сила, он — пример того, как хорошо может звучать инструментальный хип-хоп». D.C. Recordings также поддерживают музыканта Kelpe, второй альбом которого, «Ex-Aquarium», не обходится без звучания, похожего на Architeq. В большинстве же своём Kelpe следует эмбиент-линии Four Tet, Брайана Ино (Brian Eno) и Boards Of Canada — тех музыкантов, которые также оказали влияние на человека, известного как Lukid.
Одна из самых ярких вечеринок столицы Англии, «Lookout!», пригласила играть Кев Брауна (Kev Brown), Oddisee и OlivierDaySoul вместе с лондонским битмейкером и МС, Tranquill. Кроме них был замечен Александр Нат (Alexander Nut), который переехал сюда из Вулверхемптона шесть лет назад и начал вести ключевую программу на радио Rinse FM субботними вечерами. Работая над музыкой, составляя программу и выступая по городу, Алекс Нат также стал известен тем, что впервые вывел в свет Floating Points — музыканта с классическим образованием, участвующем в сторонних проектах, но внёсшему определённую струю в его звучание. Зацените его ремиксы на Алекса! Сожительница Алекса, Fatima, также заметна на этой сцене. Родом из Стокгольма, Фатима впервые подступилась к микрофонам на тех же вечеринках, на которых Хадсон Могавк сводил толпу с ума. С её прекрасными вокальными данными, позволяющими переключаться на любой стиль, на который она только пожелает, ей было самое место на концерте Британского консульства в Камеруне, куда её пригласил Йан Грант, человек стоящий за псевдонимом IG Culture, который всегда славится роскошным звучанием, с каким бы направлением он ни имел дело.
Все эти музыканты поддерживают друг друга, пишут вместе треки, продюсируют ремиксы — одним словом, повсеместно распространяют свою музыку.
В добавление к материалу журнала «Shook» Mixmag.Info поговорил с одним из самых заметных и любопытных музыкантов английской бит-сцены, Полом Уайтом.

Считается, что разница между английским битом и американским — в том, что в Англии, а особенно в Лондоне, сильные корни трип-хопа. Согласишься ли ты с этим утверждением? Что выделяет лондонский саунд от других? Что оказало влияние на твою музыку в первую очередь?
Думаю, так всегда происходит: на тебя и твоё творчество влияет среда — хорошее, плохое, красивое, безобразное... Я действительно слушал много трип-хопа ещё в школе и университете, но мне также нравился эмбиент, группы типа Boards Of Canada, Афекс Твин (Aphex Twin), много чего ещё. Честно говоря, у меня всегда плохо получается объяснить, откуда берётся музыка, но я точно знаю, что влияний очень много! Я сам живу в Люишеме — это район на юго-востоке Лондона, он слишком неспокойный для трип-хопа, так что ли. Так что если ты пишешь искренне, выражаешь то, что внутри тебя, то очень много влияний просачиваются наружу. Я так думаю...

Существует ли то плотное сообщество битмейкеров в Лондоне или это только разговоры?
Думаю, в Лондоне правда есть бит-сообщество, в котором происходят такие события, как вечеринки CDR, на которых люди просто выходят и играют свою музыку в клубе, общаются с другими музыкантами и вокалистами. Но если честно, мне больше нравится просто в студии работать! Думаю, сообщество есть, и я очень благодарен некоторым людям в этом сообществе, что они очень помогают мне и поддерживают мою музыку.

Сильно ли привязано это сообщество к дабстепу?
Ну опять-таки, поскольку я не совсем считаю себя частью этого сообщества, я не могу точно сказать, привязано оно к дабстепу или нет, но насколько мне видится, в общем-то да.

Когда стоит ждать твоего дебютного альбома?
О, альбом уже закончен и выйдет в июне! А я сейчас над другими пластинками работаю...

Автор: Перевод публикаций журнала Shook #02 (весна 2008) и интервью: Liaf | По материалам mixmag.info