Rave.by

Dixon - Преподаватель или просто диджей?14.12.2009

Кто он вообще? Успешный диджей, чей вкус вывел его на орбиту популярности или тот, который посредством диджейства пытается заинтересовать публику странной, или необычной музыкой? Он причастен к Innervisions и к возрождению хауса. Его зовут Диксон.

Штеффан Беркхан, выступающий под псевдонимом Dixon, олицетворяет собой новую волну европейских хаус-музыкантов. Он известен не только своим подходом к отбору пластинок, но и лейблом Innervisions, на котором вышло не мало потрясающих треков. После очень неожиданной работы с Хенриком Шварцем (Henrik Schwarz) и Ame посвященной минималистичной музыке, у Диксона вышла собственная диджейская работа "Temporary Secretary", составленная исключительно из его собственных версий популярных хаус-работ.

Stefan BerkhanКогда рухнула Стена Штефану было всего лишь 13 лет, но на протяжении всех девяностых он переиграл во всех важных немецких клубах девяностых. Правда у него самого не было собственных треков, что не мешало успешному росту его диджейской карьеры. Вместе с Ame, он организовал лейбл Innervisions, где вышел один из главных треков этого десятилетия - "Rej", и тут же началась эпоха Возрождения хаус-музыки. Сам Диксон никогда не следовал клубным стандартам, а наоборот, черпал вдохновение из прошлых эпох и своего, чуть ли не энциклопедического, знания современной музыки последних нескольких десятилетий. Но при этом Диксон всегда играет хаус, который просто звучит быть может иначе.

Ты один из немногих диджеем, которым удалось выстроить собственную карьеру, при этом не издавая собственные пластинки. Кажется что миксованные CD для тебя гораздо важнее.
Я почти ничего не записывал как Диксон, потому что почти всегда работал с кем-то совместно. Действительно, я этому формату довольно много внимания уделяю. А успех CD я могу объяснить тем, что они одинаково успешно могут работать как в клубе, так и дома.

Твой первый микс на CD "Off Limits" появился десять лет назад. Концепции, стоящие за твоими миксами зачастую сильно отличаются: от классических хаус-миксов до компиляций для занятий йогой и историю минимала, как это произошло в случае с "The Grandfather Paradox".
Я просто не хочу повторяться, чтобы самому не заскучать. Я хочу сам слушать все то, что я делаю, и чтобы мне это нравилось. Хаус-музыку сегодня я слушаю лишь в клубе. Много выступаю как диджей, много времени провожу в студии, так и слушаю эту музыку. Но вместе с этим есть огромное количество другой музыки. Посему хочу сказать - да оставьте вы меня в покое с хаусом! Я хочу выпускать вещи, которые мало связаны с клубной тематикой.

Компакт-диски теряют свою привлекательность, так как в сети полным-полно бесплатной музыки, диджейский выступлений и подкастов. В последнее время говорится даже о смерти формата как такового. Ты согласен с этим?
Компакт-диск все-таки больше чем просто треки, которые ты можешь скачать из разных мест. Скорее всего именно поэтому в противоположность "The Grandfather Paradox", посвященный пятидесятилетию минимала вышел "Temporary Secretary", составленный исключительно из эдитов. На заре моей деятельности я мог ставить брейкбит в перемежку с какими-нибудь wildpitch треками от DJ Pierre, а следом за ними мог идти вокальный хаус от Джорджа Морелла. Была своеобразная мешанина.

Насколько сильно компакт-диски отражают твои клубные выступления?
Компакт-диски не должны оправдывать ожидания того, что ты слышал в клубе. Точно также как фотографии для прессы не должны позволять узнавать меня в клубе. Я стараюсь пресекать записи моих клубных выступлений - не хочу чтобы они утекали в интернет. Для меня мои сэты - это моменты, которые нужно переживать. Ибицевский сэт не должен быть доступен на детройтском компьютере. Ты там не был. Сидеть дома и слушать это не совсем то - ты обязан пережить этот момент.

Следовательно миксованные диски с эдитами - для тебя важная форма?
Для себя я делаю довольно большое количество эдитов. При этом 90% моих эдитов касаются технике, каком-то слишком сложном вступлении или слишком короткой средней части. Где-то я действительно сильно вторгаюсь в трек, где-то меньше. Во многом я работаю с треками, которые нравятся мне, но для клубных нужд они не совсем подходят. Поэтому приходится их видоизменять.

А что не хватает таким трекам?
Когда как. Зачастую слабая драматургия. К примеру, у меня есть ремикс Эвана Пирсона (Ewan Pearson) на трек Junior Boys "Hazel". Из различных версий, я для себя выбрал нечто свое. Скорее всего потому, что я чувствовал вокал несколько иначе. Порой я даже хотел добавить какие-то свои элементы, то есть уже, по сути, сделать неофициальный ремикс.

Stefan BerkhanКак-то влияет ли твоя диджейская сущность на студийную работу?
Да. Хотя я и могу делать все сам - от и до. Но себя я все-таки вижу скорее в роли исполнительного продюсера. Будь это Митя, Георг (Левин), или Хенрик или Ame - они как раз это во мне ценят. Моя особенность заключается в том, что я могу расставлять в нужных местах акценты. У меня есть какое-то особенное ухо, чтобы понимать, что вот этот, вроде бы важный элемент, в этом треке не достаточно силен, чтобы трек смог оставить какие-то впечатления. Ну и конечно же, я постоянно уделяю внимание бас-линии, потому что это один из фундаментальных элементов.

В отличии от многих других диджеев ты очень часто играешь ночь напролет. Как так получилось?
Все это началось в старом клубе WMF. Там, каждую субботу я играл в подвале. Для меня это событие играло важную роль. Я играл по девять часов и мог играть совершенно разную музыку. В итоге когда вечеринка наверху заканчивалась в пять, я продолжал играть до девяти. Это был очень большой успех. Я считаю, что это был последний берлинский клуб, который делал ставку на резидентов. Сегодня нечто подобное существует в Berghain и Panorama Bar. Чтобы стать успешным диджеем, нужно научиться играть на разогреве. В итоге сегодня это стало большой проблемой всех клубов - диджеи разучились так делать. Все хиты они начинают играть еще когда и в клуб-то никто толком не пришел. Раньше я мог говорить: хиты я поиграю попозже. А вот сегодня не знаю, мог ли я так делать сегодня. В те времена в самом начале вечеринки я не играл танцевальную музыку. Первый, более-менее танцевальный трек, я ставил тогда, когда клуб заполнялся где-то на четверть. Тогда для собравшихся это становилось самым главным в мире хитом. Просто потому, что вы ставите совершенно иную пластинку. Для меня и сейчас очень важно - обращаться к аудитории. На наших вечеринках Innervisions один раз в полтора-два часа мы ставим трек, в котором нет ритма.

Берлин всегда воспринимался как город, в котором царствует техно. Возникали ли у вас проблемы с восприятием хаус-звучания?
Отнюдь. Это была моя уникальная особенность, которая и выделила меня из толпы. Сегодня все играют хаус, но в те времена все было иначе. Все диджеи в мире думали следующим образом: я играю техно, мне нужно в Берлин. Попадая в этот город они осозновали: каждый, с кем я общаюсь, тоже играет техно. В итоге испарялось вдохновение и с этим было тяжело бороться.

Как же тогда ты пытаешься отличаться от всех других?
Все строится на личных ощущениях. Порой смотрю на то, что все играют. Прихожу в клуб на час пораньше и смотрю, что кто играет. Ну тогда ты берешь и ставишь какую пластинку удивительную, хотя ты можешь играть и несколько иную музыку. Сегодня все играют Motor City Drum Ensemble или Mojuba, так что нужно как-то находить свое лицо.

Видишь ли ты себя в роли музыкального учителя?
Безусловно. На протяжении какого-то времени я думал, что я учитель а не массовик-затейник. Работая в WMF я настолько вжился в эту роль, что я и забыл, что еще надо и развлекать. Позже я уже начал колесить по стране. И вот там я понял: чтобы образовывать, для начала нужно научиться развлеать. В моей карьере были два решающих шага: сначала я покинул Берлин, а затем начал играть на больших танцполах, к примеру на первом танцполе лондонского Fabric. Большинство диджеев, которыми я когда-то восхищался, портились в тот момент, когда их ставили на большие танцполы. Я же, напротив, развлекая, сохранял свою свободу действий.

Твой лейбл Innervisions появился как подлейбл Sonar Kollektiv. Как так получилось, что вы ставили независимы?
Sonar Kollektiv имели довольно много подлейблов. Но как следует они ими не занимались, сконцентрировавшись на выпуске альбомов. Парни из Jazzanova прочесывали все возможные стили и отбирали для себя лучшее. Однако такое положение дел не соответствует моему представлению о лейбле. Для меня лейбл отражает и выражает определенное звучание. Таким образом, появляется возможность издавать неизвестных ранее артистов. Я предложил сделать хаус-лейбл, потому что парни всегда поигрывали хаус. В итоге я заботился обо всем, что нужно было лейблу. Однако я понимал, что распыляться не стоит - лучше сосредоточиться на чем-то одном. Одновременно с этим я подружился с парнями из Ame. Когда же появился "Rej" то мы решили стать независимыми. К тому же это был первый релиз, который Jazzanova больше не переваривают.

Stefan BerkhanИм так не понравился "Rej"?
Просто это не имело никакого отношения ни к соулу, ни к джазу. Они и более ранними релизами не особо восторгались, однако же доверяли мне. Тогда-то я и подумал: если и я так делаю все, то почему я еще должен и убеждать кого-то?

Вместе с Хенриком Шварцем и Ame с некоторого времени ты выступаешь под именем A Critical Mass живьем. Как строится ваша работа и сотрудничество?
В идеальном случае мы просто все вместе джемуем, причем у каждого на компьютере есть свой собственный материал. Именно это доставляет нам больше всего удовольствия. Однако это не всегда возможно. В таком случае мы начинаем работать по схеме, которую разработали во время живого выступления в Японии. Франк (один из участников Ame), сделал в отеле трек. Он вдохновил Хенрика на новые идеи. Однако Франк был в отпуске, а над этим треком уже работали мы вместе с Хенриком. То, что часто очень сложно придумать и воплотить в студии, очень быстро воплощается во время коллективной работы. Часто в течении нескольких минут у нас появляется достаточно материала для очередного трека.

Тем не менее плоды вашего совместного труда вы не издаете. В чем проблема?
Мы не должны снова изучать стандарты хаус-музыки. Когда-то мы это делали, теперь пускай делают другие. Это не должно показаться снобистским высказыванием. Просто для нас исследовательский аспект важнее. В вечно мутирующим процессе мы делаем вещи так, что они становятся несколько больше, чем четырехминутные кульминации клубного выступления. Но находясь в этом поиске мы очень часто испытываем разочарование.

Диджейский хлеб не самое важное у тебя?
В этом проекте у нас речь идет о качестве и уменьшении количества выступлений. Порой незначительная прибыль приходит от наших сторонних работ. Франк - художник-график, у Кристиана свой музыкальный магазин. Если честно, то это очень здорово, что можно издавать мало музыки. Однако начинаешь испытывать определенное давление. Нельзя приходить с тем же, что другие делают, поставив на конвейер.

DIXONВы разместили какие-то свои работы на веб-сайте Innervisions.
Там речь идет о непосредственном контакте с клиентом. Мы хотим сохранять некую значимость. Ее можно узнать по работе, и как она преподносится. Например, по конверту. Покупка наших пластинок должна быть оправданной. К сожалению, одновременно с этим уменьшается наша рентабельность.

Наряду с музыкой вы все больше и больше предлагаете различные необычные аксессуары. К примеру, дороговатую сумку для ноутбука. Зачем вам это?
Мне кажется, что у людей порой закрадываются мысли, что, мол, это еще за глупости такие. Но мы хотим рости не ограничивая себя лейблом. При этом делать не просто сумку для ноутбука, которая нас довольно хорошо характеризует. Я не ношу футболки нашего лейбла, при этом во всех поездках по миру у меня есть ноутбук. То есть мы, в какой-то мере хотим выйти и на другие рынки.

Что вы и делаете, издавая англоязычную версию книги Тобиаса Раппа "Lost Und Sound", выступая здесь в роли издателя. Как так получилось?
Я уверен в том, что эта книга будет интересна людям по всему миру. Мы хотели, чтобы наша версия выглядела лучше, но не стоила бы дороже издания Suhrkamp. В нашей книги будет всего лишь одна иллюстрация, за которую мы должны были заплатить фотографу. Наш художник-оформитель получает в три раза больше денег, чем платят в Suhrkamp. Зарабатываем мы меньше, зато для себя мы открыли новую область. Мы новички, но, как известно, на ошибках учатся.
Автор: Алексис Вальтц | Перевод: technoid | По материалам mixmag.info